annablaze (annablaze) wrote,
annablaze
annablaze

  • Mood:

Затонувший город Ис

Не спи, король, не спи, Граллон,
Твой город в воду погружен!
Кэр-Ис лежит на дне морей,
Проклятье дочери твоей!
(из драмы А. Блока «Роза и крест»)

Некогда на западном побережье Бретани, в области Корнуай, стоял богатый приморский город Ис, или Кэр-Ис, — то ли у обширного залива Одьерн (возможно, на одной из его оконечностей: на южном мысе Ра или северном — Пенмархе, либо в бухте Усопших к северу от мыса Ра), то ли севернее, на берегу залива Дуарнен. Сохранилось несколько древних римских дорог, которые, по преданию, вели когда-то в город Ис, — а теперь они уходят прямо в море.

…вот, где-то здесь:



Мыс Ра сам по себе удивителен и знаменит — это самая западная точка Бретани, место постоянных штормов и гибели кораблей: «адская печь», «конец света». Поэтому на мысу стоит статуя Богоматери — как мольба о заступничестве и спасении. Очертаниями мыс подобен дракону, погрузившемуся в море, а от него грядой уходит в море множество островков, и в их числе — остров Сен, одно из нескольких легендарных мест рождения Мерлина.

Кэр-Ис же, говорят бретонцы, был самым прекрасным городом на свете, пока море не поглотило его без следа. Случилось это, по преданию, в пятом веке. После этого-то Лютецию и переименовали в Париж — Paris: «Par-Is» по-бретонски означает «подобный Ису». И отсюда же пошло бретонское присловье: «Pa vo beuzet Paris / Ec’h adsavo Ker Is» — «Когда Париж затонет, восстанет город Ис».



Все предания сходятся в том, что Ис был столицей области Корнуай и правил им король Граллон по прозванию Моэр — Великий. Граллон взошел на престол язычником, но после встречи со святым Гвеноле обратился к христианской вере.



Граллон и Гвеноле, гравюра XIX в.

Внимая советам святого Гвеноле, Граллон правил своим королевством мудро и справедливо, ни в чем не отступаясь от благочестия.



Гвеноле, сын святого Фракана и святой Гвенн — выходцев из Уэльса, вырос в приюте монахов-отшельников на одном из островов дивного архипелага Бреа (у северного побережья Бретани) — это настоящий маленький эдемчик с очень мягким климатом, средиземноморской растительностью и великолепными розовыми гранитами.
Сохранилась легенда, что в 485 году святой Гвеноле, которому тогда еще было чуть за двадцать, надумал отправиться в Ирландию — поклониться останкам недавно скончавшегося святого Патрика. Но святой Патрик явился ему во сне и повелел остаться в Бретани и основать там монастырь. Гвеноле повиновался и основал даже два монастыря, одним из которых стало аббатство Ландевеннек, действующее и по сей день.

При Граллоне в Корнуае появился первый епископ — святой Корентин. Однажды Граллон заблудился в чаще леса и, изнемогая от голода и усталости, набрел на хижину отшельника Корентина, стоявшую на месте нынешнего города Пломодьерн. Неподалеку от жилища отшельника протекал ручей, где обитала чудесная рыба: каждый день Корентин отрезал ломоть от ее бока и тем питался, рыба же мгновенно исцелялась. Ломтем этой рыбы отшельник накормил и своего гостя, и в благодарность король сделал Корентина епископом Корнуая.






Король Граллон, святой Гвеноле и святой Корентин — «три луча света Христова, озаряющих Корнуай».


Граллон


Гвеноле


Корентин


Некоторые утверждают, что предание о гибели города Ис — не что иное, как метафора победы христианства над друидизмом. Однако сохранилась легенда, согласно которой Граллон встречался с последним друидом Бретани и обратился к нему со словами утешения, а когда тот умер, проследил, чтобы его погребли по языческому обряду… после чего, впрочем, воздвиг в его священной роще христианскую часовню.

Средневековая поэтесса Мария Французская излагает такую версию легенды:

Король Граллон был так красив и отважен, что его полюбила дева из мира эльфов, совершенная в своей прелести. Но однажды Граллон тяжко оскорбил ее, и волшебная дева бежала. Граллон пустился в погоню. Долго гнался он за нею и уже чуть было не настиг, но на берегу быстрой реки дева остановилась и крикнула королю: если тот посмеет преследовать ее дальше, то погибнет в бурных волнах.
С этими словами она прыгнула в воду и проворнее стрелы перенеслась на дальний берег. Граллон бросился вслед за нею, хотя и видел, что не совладать ему с могучим течением. Река увлекла короля за собой, и бурные волны уже почти сомкнулись над его головой, когда дева наконец сжалилась и, тронутая отвагой Граллона, пришла к нему на помощь и спасла от верной гибели.



Но вскоре король опять навлек на себя гнев возлюбленной и та покинула его… лишь затем, чтобы снова вернуться в легенды уже в ином образе — как дочь Граллона, прекрасная, но черная сердцем королевна Дахут, по вине которой и погиб Кэр-Ис, лучший из городов.

Все юноши города были влюблены в красавицу Дахут, и она приглашала их одного за другим в свою башню, которую выстроили по ее приказу над бурной рекой Эльгоат. Но никто не мог предстать перед королевной с открытым лицом: вступая в башню, каждый должен был надеть глухую маску. Всю ночь королевна пировала со своим избранником и предавалась любовным утехам, но лишь только серебряные копья рассвета пронзали небосклон и в воздухе разливались первые трели жаворонка, как скрытая в маске пружина расправлялась и удавкой сжимала горло несчастного юноши. Черные слуги являлись в спальню своей госпожи, забирали тело и бросали его в реку. И по сей день стоны тех злополучных любовников слышатся в реве воды, бурлящей на перекатах Эльгоата.

Но в конце концов, гласит предание, небеса обрушили кару на это логовище греха. Город Ис стоял на самом берегу моря, но высокая плотина защищала его от гнева волн. Затвор плотины запирался золотым ключом, а цепь с этим ключом король Граллон носил на шее и никогда с ним не расставался.
И вот однажды ночью Дахут прокралась в отцовскую спальню, сняла ключ с шеи спящего короля и отомкнула ворота плотины. О причинах ее поступка легенды повествуют по-разному. Одни говорят, что принцесса украла ключ по приказу Сатаны (по некоторым версиям, посланного самим Богом, дабы покарать город Ис), другие — что ключ понадобился ей, чтобы впустить через ворота плотины своего возлюбленного.

Грохот бушующих волн разбудил короля, но слишком поздно: стихия уже надвигалась на город. Граллону ничего не оставалось, как вскочить на коня и помчаться прочь от наступающих волн. Но тут до него донесся жалобный крик Дахут: «Спаси меня, отец!» — звала на помощь королевна. Не ведая о преступлении дочери, король подхватил ее и усадил себе за спину на коня. Во весь опор понеслись они прочь от гибнущего города, но неистовый прилив катился следом еще быстрее, и волны уже настигали беглецов, когда вдруг предстал перед ними святой Гвеноле.
Трижды крикнул Гвеноле королю:
«Дьявол скачет у тебя за спиною! Сбрось его!»
Но не нашел в себе сил Граллон отречься от дочери. Увидев это, Гвеноле поднял свой посох и столкнул с коня дьяволицу-Дахут. И лишь погрузилась она в пучину, как тотчас улеглись свирепые волны, но не вернули свою добычу: город Ис безвозвратно погиб, и все его улицы и сады, дома и церкви скрылись под водою навеки.



Этот сюжет использовал для оперы «Король Иса» композитор Эдуар Лало; премьера оперы состоялась 7 мая 1888 г. в Париже.

В комперском Музее изящных искусств выставлено полотно Э.В. Люминэ «Бегство короля Граллона», вызвавшее ажиотаж на Парижском салоне 1884 г.:



А вот еще парочка бегущих Граллонов:






О дальнейшей судьбе королевской дочери повествует еще одна легенда. Когда море успокоилось, святой Гвеноле решил с помощью Граллона отслужить мессу за спасение затонувшего города. Но как только он поднял потир, из-под воды показалась прекрасная дева — медноволосая, белорукая и белогрудая, вместо ног же у нее был огромный рыбий хвост, покрытый голубой чешуей.

То была Дахут, которая ныне звалась уже другим именем — Ахес или Мария-Моргана. Рука Гвеноле дрогнула, драгоценный потир упал и разбился о камни. Закончить мессу так и не удалось, проклятье с города Иса не было снято, а Мария-Моргана так и осталась русалкой. Если она показывается среди волн, значит, скоро разразится сильный шторм. Моряки временами видят, как она чешет гребнем свои прекрасные волосы, блестящие золотом в лучах полуденного солнца, и слышат ее песни, жалобные, как переплеск волны.



Однажды рыбак по имени Порцмогер привел свою лодку в залив, где жила Ахес, и встал на якорь. Когда же он захотел отчалить, якорь застрял. Порцмогер разделся, прыгнул в воду и спустился по тросу, чтобы освободить лодку.

Оказалось, что якорь зацепился за золотой крест на колокольне затонувшей церкви. Как только Порцмогер коснулся его, колокола зазвонили, и рыбак сразу же погрузился на самое дно. Через разбитое окно он забрался в ярко освещенный зал подводной церкви. Зал был полон людей, а священник, прислонившись спиной к алтарю, стоял и ждал Порцмогера.

Когда рыбак подошел, ризничий протянул ему большое блюдо, полное золотых монет, и на каждой монете была странная надпись: «Дорогим усопшим». У Порцмогера не было при себе ни гроша, и он лишь пожал плечами. Тогда священник затянул «Dominus vobiscum». Громкий стон прокатился по всему залу, и прихожане вдруг обернулись мертвецами и скелетами.

Затем к рыбаку подошла прекрасная принцесса и сокрушенно воскликнула: «Ах, Порцмогер! Тебе всего-то и нужно было ответить “et cum spirit tuo”, и мы все были бы спасены!»

Тут-то рыбак и понял, что перед ним сама Мария-Моргана и что он угодил в затонувший город Ис. Опомнившись, он бросился прочь, поднялся по веревке от колокола и по якорному тросу и только успел перерезать трос и поднять паруса, как море забурлило и разыгрался небывалый шторм, накликанный зловещей русалкой.

А город Ис и по сей день ждет, пока кто-нибудь придет и завершит искупительную мессу.



А вот тут - самая прекрасная история про Кэр-Ис из всех, что мне до сих пор попадались:
http://users.livejournal.com/felix___/82142.html
Имена другие, истории другие, но на самом деле - оно то самое.
Tags: Водяные, затонувшие города
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments