?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Ну вот, наконец раскопалось начало всей этой безобразной истории, которая продолжается до сих пор. Я имею в виду историю о том, каким образом случилось так, что гениального оккультиста и замечательного поэта превратили в некий жупел и до сих пор продолжают закидывать калом. До определенного момента у Кроули хватало и врагов, и друзей в своих кругах, как у любого из его коллег, но в глазах широкой общественности то, чем он занимался и что выносил, так сказать, на публику, не выходило из категории обычных чудачеств чокнутого эзотерика.

* NB, то, что он на публику не выносил, действительно зачастую противоречило общественным нравам того времени, но а) едва ли в большей степени, чем у многих и многих его современников (в том числе знаменитых), которых, тем не менее, никто не называл "худшими людьми на свете"; б) относилось сугубо к сфере частной жизни; в) никогда не выходило за рамки допустимого для любого разумного человека, осознающего, что совать нос в чужие дела нехорошо; г) по факту было прогрессивным, в том смысле, что общественные нравы в чем-то давно уже изменились, а в чем-то продолжают меняться в соответствии с теми принципами, по которым он просто жил. *

Но в определенный момент произошло нечто, вследствие чего широкая общественность стала считать, что Кроули очень, очень нехорош и вообще хуже всего, что только можно себе представить. Здесь я выложу собранный из разных источников текст, который дает ответ на вопрос, как именно это произошло, - с чего началась травля, абсолютно несопоставимая с тем, что он делал в действительности, и как получилось так, что широкой публике его деятельность стали преподносить в искаженном до неузнаваемости виде. Это довольно длинная история, поэтому она будет разбита на несколько постов. Но, мне кажется, она заслуживает ознакомления.

Поворотной точкой, о которой я говорю, стала постановка "Элевсинских мистерий", цикла из 7 драматических ритуалов, предназначенных для открытого просмотра и прошедших в лондонском зале "Кэкстон-холл" с 19 октября по 30 ноября 1910 года. Представление об общем содержании этого цикла дается здесь: http://annablaze.livejournal.com/188925.html. Не вдаваясь в подробности подготовки спектаклей, посмотрим лишь, как воспринимала их пресса - поначалу и по мере развития ситуации - и как это соотносилось с тем, что происходило в реальности.



Незадолго до начала спектаклей Кроули опубликовал "разъяснительную брошюру" - буклет под названием "Элевсинские мистерии", в который входили, среди прочего, текст из поста по ссылке, несколько фотографий и хвалебная статья журналиста Рэймонда Рэдклиффа, присутствовавшего на пробной постановке 24 августа. Эта пробная постановка - "Обряд Артемиды" - за исключением некоторых деталей была идентична "Обряду Луны", входившему в основной цикл. Вот как описывал Рэдклифф свои впечатления:

«...Я взобрался по бесконечной лестнице. Навстречу мне вышел джентльмен в белой мантии и с мечом наголо.

В зале было темно; только на алтаре горел тусклый красный свет. По всему залу стояли на отведенных им местах молодые люди в живописных облачениях — кто в белом, кто в красном, кто в черном. У некоторых также были мечи. Сквозь дымку от курящихся благовоний я разглядел небольшую белую статую в свете крошечной лампадки, подвешенной высоко на карнизе.

Один из братьев исполнил “Изгоняющий ритуал пентаграммы” — торжественно и с надлежащим усердием. Другому брату было велено “очистить Храм водой”. Он исполнил это. Затем мы стали свидетелями “освящения Храма огнем”, после чего Кроули, облаченный в черное и в сопровождении остальных братьев, возглавил “мистический обход” — нечто вроде религиозной процессии. Они обошли вокруг алтаря два или три раза. Постепенно, по одному, в круг приглашали и тех, кто собрался просто посмотреть. Затем Мастер Церемонии велел одному из братьев “внести Чашу для Возлияний”. Брат обошел зал, предлагая каждому какой-то ароматный напиток в большой золотой чаше. Мы пили по очереди. Затем в центр зала вышел еще один брат, рослый и крепкий, и прочел “Двенадцать уверенностей в Боге” . После этого при помощи Большого ритуала Гексаграммы была призвана Артемида. Еще одно Возлияние. Алистер Кроули прочел нам Песнь Орфея из “Аргонавтов”.

После этой песни мы совершили третье Возлияние, а затем братья ввели в зал задрапированную фигуру в маске необычного синего оттенка, напомнившего нам о Гекате. Даму — а это была дама — возвели на высокий трон и усадили выше самого Кроули. К этому моменту церемония приобрела таинственный и волнующий характер; ощущение это усилилось, когда поэт торжественно и благоговейно продекламировал знаменитый первый хор из “Аталанты” Суинберна, начинающийся со слов “Когда гончие псы весны”. Еще одно Возлияние; еще одно воззвание к Артемиде. Вслед за этими церемониями Брату Omnia Vincam [Виктору Нойбургу] было велено исполнить “танец Сиринги и Пана в честь госпожи нашей Артемиды”. Этот молодой поэт, чьи стихи часто звучат на чтениях, поразил меня изяществом и красотой своего танца; он танцевал, пока не упал, обессилев, посреди зала, где, между прочим, и пролежал до конца действия. Настала мертвая тишина. После долгой паузы дама, восседавшая на троне, взяла скрипку и заиграла — заиграла со страстью и чувством, как подлинный мастер. Мы были взволнованы до глубины души. Затем она вновь подняла скрипку и заиграла “Abendlied” — так прекрасно, так изысканно и с таким сильным чувством, что большинство из нас воистину испытало тот самый Экстаз, к которому столь неутомимо стремится Кроули. Когда скрипка умолкла, воцарилась долгая и глубокая тишина. И, наконец, Мастер Церемонии возвестил об окончании обряда: “Властью, вверенной мне, я объявляю Храм закрытым”».

Как мы видим, статья получилась хвалебная и даже восторженная. Это первый этап.

За пару недель до начала основного цикла (ритуалы которого, заметим, отличались от вышеописанного только сюжетом, но были похожи на него и по структуре, и, скажем так, по степени безобидности) Кроули заказал небольшие рекламные заметки различным газетам. Тон этих предварительных публикаций был по большей части благосклонным: в целом большинство журналистов опирались в своих статьях на описания, содержавшиеся в буклете и на интервью с Кроули. Пожалуй, единственным исключением стал автор публикации в «Онлукере» от 8 октября, но и его заметка в целом была благожелательной; он лишь завершил ее замечанием о том, что "не представляет себе, до какой степени нужно напрячь воображение", чтобы охарактеризовать эти обряды как "религиозные".

Благодаря удачной рекламной кампании «Кэкстон-холл» (как его описывали в одной газете, «респектабельное прибежище для игроков в вист, благотворительных танцев и собраний суфражисток» ) в вечер первого представления - обряда Сатурна - оказался почти полон. Спектакль прошел в полном соответствии с замыслом, безо всяких сюрпризов и неприятностей, однако отклики на него последовали, мягко говоря, неоднозначные.

Сам Кроули, судя по его воспоминаниям в «Исповеди», остался вполне доволен постановкой:

«...первый обряд прошел в целом успешно. Церемония по большей части совершалась в полутьме, так что неуместная обстановка “Кэкстон-холла” не смущала публику; направленное освещение привлекало внимание к нужным частям сцены, а общий полумрак милосердно скрывал неопытность служителей в актерском деле; таким образом, ничто не портило впечатления от возвышенных речей, составляющих ритуал. Кроме того, действие давало полный простор воображению, поскольку детали его подобающим образом ускользали от внимания зрителей. Например, эпизод, в котором разоблачают и убивают предателя, при полном освещении выглядел бы комично, а так публика восприняла лишь внезапную тревогу, прервавшую ход церемонии, быстрый досмотр, карающий жест служителя, вскрик жертвы и тишину, после чего тело в темноте выволокли со сцены. Иллюзия была достигнута в совершенстве.

Церемония продолжается, но зритель не получает ни единого указания на ее суть. Знамения тревожны, но никто не понимает их смысла. Ответ на каждый вопрос, звучащий в ходе обряда, таит в себе некий зловещий намек на неотвратимый фатум; каждый проблеск надежды тотчас же втаптывается в прах отчаянием, против которого бессильна любая мольба. Все чаянья, все устремленья ведут к одному — к неизбежной смерти. Служители ищут помощи за завесой, скрывающей, как предполагается, некое святилище, на алтаре которого обитает неизвестный бог. Но святилище пусто, и верховный служитель провозглашает: “Увы! Бога нет!” Далее звучит призывание — быть может, бог все-таки явится? Завеса открывается изнутри, и некто, стоящий на алтаре, декламирует парафраз одной из проповедей Брэдлоу, использованный Джеймсом Томсоном в “Городе ужасной ночи”, — “О братие! Изгнанники ковчега...”. Этот великолепный погребальный плач завершается строками:

А если уж невмочь — теперь без страха
Покончить можно всё единым махом
И навсегда без просыпа уснуть.

Внезапно наступает полная темнота; следует неистовый танец под звуки тамтама и, наконец, танцор падает без памяти у подножия алтаря. Тишина. Вспышка света. Затем призрачный мерцающий свет натриевой лампы озаряет завесу. Взору предстают служители; облачения их видны в полном цвете, но лица заливает мертвенная зелень. Завеса вновь открывается; за нею лежит на алтаре сам Мастер: он покончил с собой. Главная служительница склонилась над ним, как Исида, оплакивающая Осириса. Свет снова гаснет, и звучит скрипка — прощальный плач, исполненный предельного отчаяния. И вновь наступает тишина. После паузы двое служителей кратко и резко объявляют о завершении обряда, и, таким образом, вся церемония заканчивается с потрясающей душу внезапностью».

Итак, судя по этому описанию , «Обряд Сатурна» представлял собой гнетущее и мрачное, но весьма впечатляющее зрелище. Однако первая рецензия на него появилась лишь через неделю, в «Скетче», посвятившем одну полосу «Тайным обрядам Элевсина: Мистерии Сатурна». Большую часть страницы занимали зарисовки различных сцен спектакля, и только в самом низу кратко излагалось содержание «Обряда Сатурна» и приводился обзор предстоящих мистерий из цикла. Все личные впечатления автора о прошедшей постановке свелись к заявлению: «...в зале было так темно, что мы с полным правом можем назвать эти обряды “тайными”». В целом, рецензия не отличалась ни глубиной, ни остротой анализа, однако представляла собой «золотую середину» по отношению к ряду других, еще более кратких откликов в прессе, авторы которых то принимали Мистерии всерьез, то отзывались о них как о бессмысленной, хотя и безвредной причуде.

Это был второй этап развития ситуации, за которым последовало нечто неожиданное и ни с чем не сообразное.
В следующем посте расскажу.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
wed_ma
Dec. 1st, 2008 09:05 pm (UTC)
Это интересно, жду продолжения.
annablaze
Dec. 1st, 2008 09:16 pm (UTC)
Уже выложила
оно же и окончание.
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com