annablaze (annablaze) wrote,
annablaze
annablaze

  • Mood:

а вот


В общем и целом откомментировала "Liber VII", которая казалась мне совершенно неудобокомментируемой. На 30 тыс. знаков текста - 40 тыс. знаков комментариев. На самом деле их могло бы быть раза в три больше, если бы не уже готовые книжки, на которые можно ссылаться, о щастье, о радость.
Кстати сменила дизайн на более соответствующий Бине.
Так что, в общем, положу-ка сюда пятую главу - без комментариев :)))))

1. О, мой прекрасный Бог! Я плаваю в сердце Твоем, как форель — в горном потоке.
2. Из озерца в озерцо прыгаю я в упоенье; как я хорош собою — и смугл, и злат, и сребрист!
3. Я даже прекрасней рыжих осенних чащ в пору первого снегопада.
4. А хрустальный грот моих мыслей — еще прекрасней меня.
5. Лишь на один крючок можно меня поймать; и это — жена, что стоит у ручья на коленях. Льет она светлые росы и на себя, и в песок, и струятся они рекою.
6. Вон миртовый куст, и птица на нем; только песнь этой птицы и может меня поднять из озера в сердце Твоем, о Бог мой!
7. Кто сей неапольский отрок, смеющийся в счастье своем? Любовник его — могучий кратер Горы Огня. Я видел его обугленный труп: стекая по склонам, крадучись, нес его долу язык жидкого камня.
8. И — о! стрекот цикады!
9. Я помню те дни, когда был я мексиканским вождем.
10. О, мой Бог, был ли Ты и тогда, как ныне, прекрасный возлюбленный мой?
11. Отрочество мое было ль тогда, как и ныне, отрадой Тебе и усладой?
12. Воистину, помню я те железные дни.
13. Я помню, как мы заливали горькие воды озер своим золотым потоком; как мы утопили бесценный образ в кратере Ситлальтепетля.
14. Как пламя благое, подняв нас, вынесло прямо в низины, в непроходимую чащу.
15. Да, Ты был странной алою птицей с золотым клювом. Я был Твоею подругой в тех низинных лесах; и доносились до нас издалёка визгливое пенье увечных жрецов и безумные крики: то Дев приносили в Жертву.
16. Был там зловещий крылатый Бог; он поведал нам свою мудрость.
17. И удостоились стать мы звездными зернами злата в песках неспешной реки.
18. Да, и эта река также была рекою времени и пространства.
19. Там мы расстались; и непрестанно с тех пор становились то меньше, то больше; но вот, наконец, о, сладостный Бог, мы стали самими собой и мы друг другу равны.
20. О, Бог мой, Ты — словно белый козленок с молнией между рогов!
21. Я люблю Тебя, я люблю Тебя.
22. Каждый вздох, каждое слово, каждая мысль, каждый поступок — единенье в любви с Тобой.
23. Сердце мое — маятник любви.
24. Песни мои — нежные вздохи;
25. Мысли мои — само упоенье;
26. А деянья мои — мириады Твоих детей, звезды и атомы.
27. Пусть ничего не будет!
28. Пусть канет все сущее в это море любви!
29. Пусть это служенье в любви станет могучим заклятьем, кое изгонит прочь демонов Пятерицы!
30. О Боже, исчезло всё! Ты достиг Своего экстаза. Falútli! Falútli!
31. И вот торжество тишины. Голоса больше нет.
32. Пусть будет так до конца. Мы, бывшие прахом, никогда не рассыплемся прахом.
33. Да будет так.
34. А после, о, Бог мой, — дыхание Сада, полного Пряных Трав. У каждой из них — отвратительный привкус.
35. Вот бесконечный луч рассекает конус; возникает кривая гиперболической жизни.
36. Дальше и дальше плывем мы; но мы неподвижны. Это спадает с нас цепь мирозданий.
37. Первым спадает простецкий мир; мир старой серой земли.
38. Он отпадает прочь, немыслимо далеко; довлеет над ним его лик, печальный и бородатый; он угасает и тает в скорби и тишине.
39. А мы — в тишине и блаженстве, и лик перед нами — смеющийся лик Эрота.
40. Приветствуем мы его улыбкой и тайными знаками.
41. Он ведет нас в Перевернутый Дворец.
42. Там Кровавое Сердце, пирамида вершиной вниз — прениже Ошибки Начала.
43. Упокой меня в Славе Твоей, о любимый, о, великолепный любовник распутной девицы в Самом Тайном Покое сего Дворца!
44. И тотчас это свершилось; да, и склеп запечатан.
45. Есть тот, кто откроет его.
46. Не воспоминаньем, не воображеньем, не молитвой, постом, бичеваньем; не опьяненьем, не ритуалом, не размышленьем, но только покорной любовью он сможет его открыть.
47. Он будет ждать меча Возлюбленного и обнажит горло свое для удара.
48. И ударит струей его кровь и начертает мне руны на небе; о да! руны на небе .

Перевод (с) Анна Блейз, 2010
Tags: Кроули
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments