annablaze (annablaze) wrote,
annablaze
annablaze

Categories:
  • Mood:

Туз Мечей - часть 5

Приложение к Тузу Мечей

Из "Книги 4" ("Магия. Liber ABA"), часть II
Глава VIII
МЕЧ (продолжение)


Далее можно перейти к вопросу о том, как при помощи Меча очистить восприятие от эмоций.

Предназначение Чаши заключалось в том, чтобы истолковать восприятие через склонности; Меч же освобождает восприятие из паутины эмоций.



Восприятия сами по себе бессмысленны; но эмоции хуже, поскольку они заставляют свою жертву считать их истинными и значимыми.

Каждая эмоция — это своего рода одержимость; ужаснейшее из кощунств — приписывать какие-либо эмоции Богу в макрокосме или чистой душе в микрокосме.

Как можно «привести в движение» нечто самосущее и совершенное? Даже «вращение вокруг точки есть зло» [28]. Если же сама точка придет в движение, она перестанет существовать, ибо единственный атрибут точки — ее местоположение.

Поэтому маг должен добиться в данном отношении полной свободы.

Демоны постоянно пытаются устрашить или изумить мага, внушить ему отвращение или влечение. Всему этому он должен противопоставлять Сталь Меча. Если он уже избавился от идеи эго, эта задача будет сравнительно легкой, но если нет — почти неразрешимой. В «Дхаммападе» сказано:

«“Он оскорбил меня, он ударил меня, он одержал верх надо мной, он обобрал меня”. У тех, кто таит в себе такие мысли, ненависть не прекращается» [29].

И эта ненависть — та самая мысль, что препятствует любви, апофеоз которой есть самадхи.

Но молодому магу еще не под силу практиковать привязанность к отвратительному; сперва пусть научится безразличию. Пусть он старается рассматривать любые факты просто как факты — так, как если бы они были историческими. Пусть избегает надуманного истолкования фактов. Пусть не ставит себя на место людей, к которым имеют отношение данные факты, а если ставит, то лишь для того, чтобы изучить и понять их.

Сочувствие [30], негодование, хвала и хула не подобают наблюдателю.

Вопрос о количестве и качестве света, который дают свечи из навощенных христиан, до сих пор остается неизученным.

Кто знает, какая часть тела среднего миссионера предпочтительнее для гурманов? Мы можем только предполагать, что на вкус католик лучше пресвитерианина.

Однако, когда доходит до дела, только подобные вопросы и оказываются хоть сколько-нибудь значимыми.

Нерон не задумывался, что будут говорить о нем в отдаленном потомстве; и трудно представить себе каннибала, рассчитывающего, что какие-нибудь богобоязненные старушки, вдохновившись рассказами о его подвигах, добровольно пополнят запасы в его кладовой.

Очень немногие люди «видели» бой быков по-настоящему. Одни зрители ищут волнующих переживаний, другие — того извращенного возбуждения, которое вызывает подлинный или притворный страх. И лишь очень немногие отдают себе отчет в том, что свежая кровь, сверкающая под лучами солнца, — это, пожалуй, самый красивый цвет из всех, какие можно встретить в природе.

Общеизвестный факт, что получить достоверное описание происходящего на спиритическом сеансе практически невозможно: эмоции затуманивают восприятие.

Надежда на правдивый отчет о событиях возникает только в абсолютном спокойствии лаборатории, где наблюдатель готов беспристрастно принять все, что бы ни случилось, и заботится лишь о том, чтобы точно проследить за происходящим и провести все необходимые измерения при помощи инструментов, не способных на эмоциональные переживания. Даже простейшие физиологические основы эмоций — ощущения наслаждения и боли — неизбежно ведут наблюдателя к ошибкам, даже будучи не настолько сильными, чтобы взбудоражить ум.

Опустите одну руку в горячую воду, а другую — в холодную. Затем погрузите обе руки в теплую воду. Одна рука скажет «горячо», а другая — «холодно».

И даже сами измерительные инструменты в силу чисто физических процессов, которым они подвержены, — таких как расширение и сжатие (своего рода корни наслаждения и боли), — становятся причиной погрешностей.

Претерпевая плавку при изготовлении термометра, стекло испытывает такое возбуждение, что высота ртутного столба продолжает колебаться в нем год за годом, еще лет тридцать, а то и больше; что же, в таком случае, можно сказать о разуме — материале неизмеримо более податливом! Нет такой эмоции, которая не оставила бы на нем своей отметины, а каждая подобная отметина означает изъян. Надежда и страх — это лишь две противоположные фазы единой эмоции; обе они несовместимы с чистотой души. Иное дело страсти: они суть производные собственной воли человека. Их следует не подавлять, а дисциплинировать. Но эмоции возникают под воздействием извне. Каждая эмоция — это вторжение в магический круг.

В «Дхаммападе» говорится:

«Как дом с плохой крышей беззащитен перед ветром и дождем, так в легкомысленный ум без труда проникает страсть.
Как дом с хорошей крышей защищен от ярости дождя и ветра, так в упорядоченный ум не может проникнуть страсть» [31].

Пусть же ученик наблюдает за теми предметами, которые обычно вызывают у него эмоции; и, тщательно описав увиденное, проверяет его с помощью человека, привычного к подобным зрелищам.

Плодотворные объекты наблюдения для новичка — хирургические операции и танцующие девушки.

Читая эмоциональные книги, наподобие тех, которые навязывают детям, пусть ученик старается взглянуть на каждое событие с точки зрения, противоположной авторской. Но не следует при этом уподобляться тому частично раскрепощенному ребенку, который при виде картинки Колизея, посетовал, что «одному бедному львенку не досталось ни одного христианина». Подобное допустимо лишь на первых порах. Недоброжелательная критика — это лишь первый шаг, и останавливаться на нем не следует.

Насочувствовавшись вдосталь и христианам, и львам, пусть ученик откроет глаза на то, чего до сих пор не мог разглядеть из-за сочувствия, — на то, что картинка отвратительна и по замыслу, и по композиции, и по графике, и по раскраске (скорее всего, именно так и будет).

Затем пусть займется изучением тех мастеров искусства или науки, которые умели наблюдать с ясным умом, не окрашенным никакими эмоциями.

Пусть учится распознавать идеализации, критиковать и вносить поправки.

Пусть осознает лживость Рафаэля, Ватто, Лейтона и Бугеро; пусть оценит правдивость Иоанна [?], Рембрандта, Тициана и О’Конора [32].

К подобным же выводам он придет, проведя аналогичные исследования в области литературы или философии.

Но прежде всего необходимо анализировать собственные эмоции, ибо, не преодолев их, о других людях судить невозможно.

Для анализа такого рода существуют различные способы; один из них — материалистический. Например, если ученик испытывает подавленность из-за неприятного сна, пусть объяснит себе: «Этот кошмар — всего лишь застой крови в мозге».

Строгий способ подобного анализа — медитация Махасатипаттханы [31], однако в дополнение к ней ученик должен постоянно стараться оценивать все события в истинном свете.

С особым вниманием следует принимать в расчет их относительность.

Ваша зубная боль не мешает никому за пределами очень узкого круга. Наводнение в Китае для вас — не более, чем пара строк в газете. Гибель всей Земли не имела бы ни малейшего значения для обитателей Сириуса. Скорее всего, даже тамошние астрономы не заметили бы столь пустячного происшествия.

А теперь, приняв к сведению, что сам Сириус — это, насколько вам известно, всего лишь одна, и притом далеко не самая важная, из множества идей, содержащихся в вашем уме, скажите на милость, с какой стати этот ум должен обращать внимание на вашу зубную боль? Развить это утверждение без тавтологии невозможно, поскольку оно очень простое; но именно потому, что оно очень простое, его следует настоятельно подчеркнуть. Гав! Гав! Гав! Гав! Гав!


Примечания


[28]. См. «Книгу 418» («Видение и Голос»), клич 17-го Эфира. — Примеч. перев.

[29]. «Дхаммапада», I:3. Пер. В.Н. Топорова. — Примеч. перев.

[30]. Хотя иногда сочувствие необходимо для понимания. — Примеч. А. Кроули.

[31]. «Дхаммапада», I:14—15.— Примеч. перев.

[32]. Фредерик Лейтон (1830—1896) — английский художник, глава викторианской классической школы живописи. Вильям-Адольф Бугеро (1825—1905) — французский академический художник. Авторы многочисленных полотен на мифологические сюжеты, в свое время пользовавшихся огромной популярностью. Родерик О’Конор (1860—1940) — ирландский художник-экспрессионист. — Примеч. перев.

[33]. «Махасатипаттхана-сутта» («Большая сутта об основах осознанности») — трактат о развитии четырех основ осознанности посредством наблюдения за телом, чувствами, умом (читта — состояния ума) и «качествами ума» (дхамма — содержание ума; факторы, из которых слагаются отдельные состояния ума). — Примеч. перев.


© Перевод: Анна Блейз, 2007.</i>
Tags: Младшие арканы Таро Тота
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments