annablaze (annablaze) wrote,
annablaze
annablaze

Category:
  • Mood:

Туз Дисков - часть 3

Приложение к Тузу Дисков

Из "Книги 4" ("Магия. Liber ABA"), часть II
Глава IX
ПАНТАКЛЬ


Если Магическая Чаша — это небесная пища Мага, то Магический Пантакль — это его пища земная.

Схожим образом Жезл был его божественной силой, а Меч — силой человеческой.

Чаша вогнута, дабы воспринимать влияния свыше. Пантакль плосок, как плодородные равнины земли.

Само слово «Пантакль» подразумевает образ Всего Сущего, «omne in parvo» [1]; однако это достигается лишь через магическое преображение Пантакля. Силою нашей Магии мы превратили Меч в символ всего сущего; такую же работу надлежит проделать и с Пантаклем. И то, что было лишь куском обычного хлеба, станет телом Господа!

Жезл — это воля человека, его мудрость, его слово; Чаша — его понимание, сосуд благодати; Меч — его разум; а Пантакль — не что иное, как его тело, храм Святого Духа.

Какова длина этого Храма?
От севера до юга.
Какова ширина этого Храма?
От востока до запада.
Какова высота этого Храма?
От Бездны до Бездны.

Следовательно, во всей поднебесной не найдется такой вещи, подвижной или недвижной, что не входила бы в этот пантакль, даже если размеры его — всего лишь «восемь дюймов в диаметре и полдюйма в толщину».



Огонь — вовсе не вещество; вода — сочетание элементов; воздух — практически смесь элементов; земля же заключает в себе это все в смеси и в сочетании.

Так же обстоит дело и с Пантаклем, символом земли.

А поскольку Пантакль этот изготовлен из чистого воска, не забывайте, что «все живое священно» [2].

Каждое явление — священное таинство. Нет такого факта и нет такой лжи, которым не нашлось бы места в Пантакле: он — великая сокровищница, из которой черпает Маг.

«В хлебах румяных вкусим мы пищу мира и будем сильны» [3], [4].

В разделе о Чаше было показано, как всякий факт следует сделать значимым, как всякому камню следует отвести подобающее место в мозаике. Горе, если хоть один камень окажется не на своем месте! Но не собрав все камни до единого, не сложишь мозаику вовсе.

Эти камни суть простые впечатления или переживания; ни одно из них не должно быть отвергнуто.

Даже если ты видишь, что это чаша с Ядом, протянутая тебе врагом, — не отказывайся! Выпей ее в твердости духа — и не ты упадешь замертво, а он!

Как мне отвести камбоджийской живописи подобающее место в искусстве, если я, например, никогда не слыхал о Камбодже? Как геологу оценить возраст слоев, залегающих под меловыми пластами, если он не обладает знаниями, не имеющими прямого отношения к геологии, — знаниями об истории животных, из чьих останков сформировались эти меловые отложения?

Здесь перед магом встает огромная проблема. Разумеется, он не в силах объять весь потенциальный опыт. Он, конечно, может утешать себя философскими рассуждениями о том, что пределы Вселенной совпадают с границами того опыта, который у него все же имеется; однако в ранние годы жизни сфера личного опыта расширяется так стремительно, что соблазн поверить в существование иных разновидностей опыта, не входящих в эту сферу, становится слишком силен; а с практической точки зрения маг оказывается на перепутье столь многочисленных дорог познания, что выбрать какую-либо одну из них невероятно сложно.

Небезызвестный осел никак не мог выбрать между двумя кустами чертополоха; насколько же более затруднителен выбор для этого большего — о, несравненно большего! — осла, которого манят к себе две тысячи кустов!

Впрочем, что именно он выберет, по счастью, не так уж важно; желательно лишь остановить свой выбор на тех отраслях знания, которые имеют непосредственное отношение к универсальным задачам.

Следует выбрать не один предмет, а несколько, и предметы эти должны как можно более отличаться по характеру друг от друга. Важно, чтобы среди них оказался какой-нибудь вид спорта, в котором маг будет стремиться достичь вершин, и чтобы спорт этот наилучшим образом подходил для поддержания телесного здоровья.

Следует основательно овладеть классическими языками и литературой, математикой и естественными науками, а также изучить современные языки и познать превратности жизни в достаточной мере, чтобы без затруднений и без опаски путешествовать по всему свету.

Осваивать историю и географию он может по мере необходимости и желания; и что должно интересовать его в любом предмете больше всего, так это его связи с другими предметами, — дабы Пантакль его не пострадал от отсутствия того, что художники называют «композицией».

Сколь бы хорошей памятью он ни обладал, он обнаружит, что на одно впечатление, сохраняющееся хотя бы в течение дня, приходятся десятки тысяч других, ускользающих без следа. Залог совершенства памяти — мудрый выбор того, что следует удержать в ней.

Наилучшая память выбирает и судит таким образом, что в ней не остается практически ничего, не связанного с генеральным планом разума.

В каждом Пантакле будут заключаться первичные идеи круга и креста, хотя некоторые предпочтут заменить крест точкой, тау-крестом и треугольником. Иногда вместо круга используется Vesica Pisces или же круг образует [свернувшаяся кольцом] змея. Иногда в Пантакле бывают представлены время и пространство, идея причинности, а также три стадии развития философии, на которых объектами изучения становились соответственно Природа, Бог и Человек.

Иногда представлена также двойственность сознания; может фигурировать и само Древо Жизни или его подразделения. Желательно добавить какую-либо эмблему Великого Делания. Но в любом случае Пантакль останется несовершенным, если каждая идея не будет уравновешена своей противоположностью и если каждая такая пара идей не будет связана должным образом со всеми остальными парами.

Лучше, если первые наброски своего Пантакля Неофит сделает достаточно большими и сложными, а затем будет постепенно упрощать его, но не столько методом исключения, сколько путем объединения — примерно так, как зоолог, выделив четыре вида больших обезьян и человека, объединяет их затем в единую категорию «приматов».

Но заходить слишком далеко в упрощениях не стоит, ибо предельным символом является бесконечность. А поскольку окончательное разрешение противоположностей еще не достигнуто, изображать его символ не следует.

Если бы кто-либо добился доступа к V.V.V.V.V. [5] и спросил Его мнения о каком-либо предмете, то ответом почти наверняка стало бы глухое молчание; и даже такой ответ был бы не вполне удовлетворительным, поскольку «Дао дэ цзин» указывает, что Дао невозможно выразить ни молчанием, ни словами.

В ходе предварительной работы по сбору материалов идея Эго не столь уж важна: все впечатления суть различные аспекты не-эго, а Эго служит лишь приемником для них. По существу, для хорошо упорядоченного ума не подлежит сомнению, что впечатления реальны и что ум не является «tabula rasa» исключительно потому, что существуют «склонности» или «врожденные идеи», под влиянием которых одни идеи воспринимаются с меньшей, а другие — с большей готовностью [6].

С этими «склонностями» необходимо бороться: на неприятных фактах следует настаивать до тех пор, пока нашему Эго не станет совершенно все равно, чем питаться.

«Как бриллиант сияет красным подле розы и зеленым — рядом с листьями ее, так и ты пребудешь отделенным от Впечатлений» [7].

Эта великая задача — отделить «я» от впечатлений, или «вритти», — представляет собой одно из значений афоризма «solve», соответствующее тому «coagula», что совершается в самадхи. Таким образом, наш Пантакль символизирует все, чем мы являемся, и равнодействующую всего того, чем мы были склонны стать.

Примечания


[1]. «Всё в малом» (лат.). — Примеч. перев.

[2]. Цитата из поэмы У. Блейка «Бракосочетание Неба и Ада». — Примеч. перев.

[3]. Цитата из «Книги 7» («Книги лазурита»), IV:20. — Примеч. перев.

[4]. Мы не стали рассматривать Пантакль как Дискос Причастия, хотя в «Книге Закона» на этот счет даются специальные указания. Он состоит из муки, меда, вина, священного масла и крови. — Примеч. А. Кроули.

[5]. Девиз Вождя A.’. A.’., «Самого Светоча Мира». — Примеч. А. Кроули. — V.V.V.V.V. — магический девиз, принятый Кроули в связи с достижением степени Мастера Храма A.A. Аббревиатура латинского изречения "Vi Veri Vniversum Vivus Vici" («Силой Истины я победил Вселенную еще при жизни»). — Примеч. перев.

[6]. Только что вылупившимся цыплятам не приходит в голову вести себя подобно новорожденным человеческим детям. — Примеч. А. Кроули.

[7]. «Книга 65» («Книга Сердца, опоясанного Змеем»), V:22. — Примеч. перев.


© Перевод: Анна Блейз, 2007.
Tags: Младшие арканы Таро Тота
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments