June 15th, 2007

Хина

Стюарт Келли. Книга утраченных книг. Гесиод (VII век до н.э.)

Разглядеть личность Гомера в его произведениях почти невозможно. Но вот в прологе «Теогонии» — одного из двух дошедших до нас сочинений, приписываемых беотийскому поэту Гесиоду, — уже появляется сам поэт. Основная часть поэмы представляет собой подробное описание генеалогического древа богов, но открывается «Теогония» сценой, в которой музы на горе Геликон обучают песнопениям пастуха Гесиода, быстро превращающегося в поэта и продолжающего свой рассказ уже от первого лица: «Вырезав посох чудесный из пышнозеленого лавра, // Мне его дали, и дар мне божественных песен вдохнули» [1].

Однако ученые с давних времен терзались вопросом, все ли сочинения, приписываемые Гесиоду, принадлежат именно ему. Лонгина так оскорбила строка о сопливой богине Беды, что он и вовсе разжаловал Гесиода из авторов утраченной поэмы «Щит Геракла», содержавшей эту строку. Впрочем, по меньшей мере одна из двух дошедших до нас поэм — «Теогония» и «Труды и дни» — написана Гесиодом, как полагает большинство современных исследователей.
Collapse )
Гера

Эмили Аугер. Таро и другие колоды для медитации. Три системы организации старших арканов

В числе наиболее известных авторов, использующих юнгианский или архетипический подход к Таро, следует упомянуть Салли Николс, Рэйчел Поллак и Джозефа Кэмпбелла (1904—1987). Все они интерпретируют старшие арканы как изображения различных этапов жизни и эволюции сознания. Николс, автор книги «Юнг и Таро: архетипическое путешествие» (1980), утверждает, что старшие арканы естественным образом разделяются на три яруса, или три ряда, по семь карт в каждом. Эту структуру она описывает как некую сетку координат с вертикальной и горизонтальной осями; для того, чтобы понять взаимосвязи между картами, необходимо принимать во внимание обе эти оси [1]. Первый ряд, начинающийся с Мага, изображает «царство Богов», или основных архетипов; второй ряд — «царство земной реальности и эго-сознания», в котором находит себе место под солнцем герой, восседающий на Колеснице; третий ряд, начинающийся с Дьявола, представляет «царство небесного озарения и самореализации», в котором герой обращается от внешнего мира к внутреннему [2]. <...>
Collapse )

PS. Лично мне удобно работать с разделением старших арканов на две части, пополам. Но не так, как предлагает Поллак в другой системе (пары Император-Смерть, Отшельник-Луна и т.д., основанные только на нумерологических соответствиях), а самым прямым образом: Маг(1) - Сила (11), Жрица (2) - Повешенный (12), Императрица (3) - Смерть (13), Император (4) - Умеренность (14), Иерофант (5) - Дьявол (15) и т.д., вплоть до "Колесо Фортуны" - "Вселенная" В таких парах карты действительно оказываются отражениями или тенями друг друга по смыслу: каждая пара представляет два аспекта единой темы. Во многих случаях это отражается на уровне иконографии. Достаточно выложить старшие арканы в два ряда, чтобы это увидеть и оценить аналогии.