annablaze (annablaze) wrote,
annablaze
annablaze

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Три смерти профессора Дамблдора

Между делом я тут усмотрела прямую параллель между смертью профессора Дамблдора и таким устойчивым мотивом кельтских преданий, как «тройная смерть» короля.
Рассмотрим по порядку.

I. Профессор Дамблдор не просто погибает от Авады в финале 6-й книги: «…это только финал агонии. А вообще Дамблдор умирает всю шестую книгу и прекрасно об этом осведомлен» (см. http://big-game.livejournal.com/19493.html; кстати, горячо рекомендую всем любителям ГП, кто еще не в курсе, познакомиться с этой замечательной концапцией: http://big-game.livejournal.com)
Смерть его оказывается «тройной», т.е. имеет три причины:
1) Заклятие, под действие которого Дамблдор попал, обезвреживая перстень Марволо в промежутке между 5-й и 6-й книгами. В разговоре с Гарри он признается, что был тогда «desperately injured»; надо иметь в виду, что «desperately» — это не только «отчаянно, очень сильно», но и «неизлечимо, смертельно» (особенно в контексте, связанном с болезнью или ранением).
2) Зелье в пещере: «That potion ... was no health drink»…
3) Авада Кедавра.

II. В ряде ирландских сказаний встречается мотив «тройной смерти» короля (исторически восходящий, как полагают многие исследователи, к трем различным способам человеческих жертвоприношений у галлов — континентальных кельтов). Как правило, король гибнет одновременно (более-менее) от
1) огня,
2) жидкости — либо а) от ее избытка (утопление), либо б) от недостатка (жажда),
3) оружия (обычно — копья или меча).

В качестве примеров можно привести несколько сюжетов.
В сказании «Смерть короля Муйрхертаха, сына Эрк» король одновременно 1) сгорает при пожаре, 2) тонет в бочке с вином (в которой пытается спастись от огня) и 3) окончательно погибает от смертельной раны (по одной версии, ему на голову рухнула горящая балка, по другой — один из врагов, ворвавшихся в дом, пронзил его копьем).
В преданиях о том, как была проклята Тара, король Диармайд, сын Кербайлла, одновременно 1) был сожжен, 2) утонул в бочке с пивом и 3) пронзен копьем (во исполнение пророчества-проклятия святого Руадана, предсказавшего королю такую «тройную смерть»).
В одном старом ирландском гимне, приписываемом святому Патрику, при перечислении бед, против которых испрашивается помощь Божия, встречается триада: «Против огня, потопления и смертельной раны».

Особенно интересен схожий мотив в сказании «Разрушение дома Да Дерга», повествующем о гибели короля Конайре. Приведу несколько цитат (курсив мой).
«Шесть сотен воинов сокрушил Конайре, прежде чем взялся за оружие. Тогда трижды подожгли Дом, и трижды был он потушен. Не суждено было свершиться разрушению, пока мог еще Конайре держать оружие. Обрушил его король на врагов и в первой схватке поразил еще шесть сотен. Обратились разбойники в бегство.
- Говорил же я вам,- молвил тогда Фер Рогайн,- что не одолеть Конайре ирландским и бриттским воинам, коли не смогут они умерить его боевой пыл и ярость.
- Короток его век,- сказал тут друид, что был вместе с разбойниками, и задумали те обессилить короля, лишив его питья. Тем временем вошел Конайре в дом и попросил напиться. <…>
И сумел Мак Кехт до утра воротиться к Дому Да Дерга. В то время как проходил он по третьему мосту, ведущему Дом, двое разбойников рубили голову Конайре».
Таким образом, и здесь налицо три элемента тройной смерти: огонь, жажда (на сей раз одной из причин смерти становится не избыток, а нехватка жидкости) и оружие, наносящее смертельную рану (отрубание головы).

III. Как и было обещано, возвращаемся к профессору Дамблдору.
1) На протяжении всей 6-й книги неоднократно повторяется, что от заклятия, лежавшего на перстне Марволо, правая рука Дамблдора стала «почерневшей» (blackened, black) и «обожженной» (burned):
…the tips of those burned and blackened fingers (ГПиПП4)
…his hand was as black and burned as ever (ГПиПП13)
…and he raised his blackened, burned-looking hand (ГПиПП23)
…Dumbledore pushed back the sleeve of his robe over his black¬ened hand, and stretched out the tips of his burned fingers toward the surface of the potion. (ГПиПП26)

Таким образом, «первая смерть» Дамблдора легко отождествляется со смертью от огня.

2) «Вторая смерть» — смерть от зелья в пещере с медальоном. Это смерть от жидкости — причем, как от ее избытка, так и от недостатка.
а) избыток жидкости. Примечательно, что в сюжетах ирландских саг утопление происходит не в каком-либо природном водоеме, а в сосуде (бочке) с опьяняющей жидкостью. Схожим образом в пещере из 26-й главы ГПиПП главная опасность исходит не от озера, а от чаши с зельем; зелье же, помимо прочего, вызывает ужасные видения, т.е. изменяет сознание, одурманивает, «опьяняет».
б) жажда, недостаток жидкости. В сказании «Разрушение дома Да Дерга» присутствует фрагмент, тематически и во многих образных деталях параллельный эпизоду из 26-й главы ГПиПП, в котором Дамблдора, охватывает мучительная жажда, а также отчасти и предшествующей сцене. Цитировать соответствующий отрывок из ГПиПП я здесь не стану: слишком длинно будет. По-моему, он и так очень запоминающийся, да и найти его нетрудно. А вот цитату из саги приведу:

«— Короток его век, — сказал тут друид, что был вместе с разбойниками, и задумали те обессилить короля, лишив его питья. Тем временем вошел Конайре в дом и попросил напиться.
— Питья мне, о Мак Кехт, — молвил он.
— Никогда прежде не слыхал я от тебя такого, — ответил тот, — ибо есть на это кравчие. До этой поры велел ты мне только защищать тебя от ирландцев и бриттов, что стоят подле Дома. Невредимым уйдешь ты от них, и не коснется копье твоего тела. Попроси же питья у твоих кравчих.
И спросил Конайре питья у своих кравчих.
— Ничего не осталось уж больше, — отвечали те, — ибо вылито все на огонь.
Не смогли они зачерпнуть воды в Дотра [река Доддер в совр. графстве Дублин — А.], что протекала сквозь Дом.
Тогда снова попросил король напиться.
— Питья мне, о названный брат, о Мак Кехт! — сказал он. — Все равно мне, какую принять смерть, раз уж она суждена.
И снова попросил король напиться. Тогда спросил Мак Кехт питья у ирландских воинов и предложил им на выбор: защищать короля или отправиться искать для него воды.
— Оставь уж нам защищать короля, — сказал тогда Конал Кернах, — и отправляйся сам, ибо к тебе обратился Конайре.
Пошел тогда Мак Кехт на поиски питья и взял с собой Ле Фер Флайта, сына Конайре, и понес его подмышкой вместе с золотой чашей короля. <…>
<…> но не смог наполнить водой золотую чашу Конайре. До утра обошел он первейшие реки Ирландии <…>, но нигде не нашел воды чтобы наполнить ее. Пошел Мак Кехт дальше <…> До утра обошел он первейшие озера Ирландии <…>, но нигде не мог найти питья чтобы наполнить чашу. Наконец нашел он другой источник, наполнил из него чашу водой, и в это время выпал мальчик из-под мышки. И сумел Мак Кехт до утра воротиться к Дому Да Дерга.
В то время как проходил он по третьему мосту, ведущему Дом, двое разбойников рубили голову Конайре. Бросился на них Мак Кехт <…> а потом плеснул воды в рот Конайре и на его затылок. И молвила голова Конайре, когда попала ей в горло вода:
— Великий муж Мак Кехт, славный муж Мак Кехт, принес он питье королю, свершил деяние».

Из основных параллелей — мотивы многократно повторяющейся просьбы о питье (ср. в ГПиПП: Гарри упрашивает Дамблдора выпивать кубок за кубком: «You've got to keep drinking, remember? take this, now, take this... Here, drink this, drink this… Just drink, Professor, just drink . . . We're nearly there, Professor. Drink this, drink it… Drink this, Professor. Drink this…», а перед этим Дамблдор схожим образом упрашивает Гарри напоить его зельем) и невозможности наполнить чашу водой (в ГПиПП вода исчезает, как только Гарри подносит кубок к губам Дамблдора). Любопытны также ассоциации в деталях — например, то, что в поисках воды участвуют взрослый воин и мальчик, или ср. похвалу головы Конайре и похвалу Дамблдора («You did well, very well, Harry. ..."»).

в) в дополнение надо также отметить, что в ирландских сказаниях одно из устойчивых метафорических обозначений гибели в бою — «напиток смерти» («такому-то поднесли напиток смерти»). В частности, это выражение неоднократно употребляется в процитированном выше «Разрушении дома Да Дерга».

3) «Третья смерть» Дамблдора — от заклятия «Авада Кедавра» — тождественна смерти от оружия: в волшебном мире палочка — универсальное оружие, на котором проходят все сражения и поединки.

IV. «Тройная смерть» постигла королей из рассмотренных выше ирландских сказаний за нарушение гейса или нескольких гейсов (сакральных запретов в ирландской традиции, носивших индивидуальный характер; у королей было особенно много гейсов, и если король нарушал их, это считалось очень опасным). При этом нарушение гейсов было вынужденным: обстоятельства складывались так, что король не имел возможности соблюсти запрет.
Возникает резонный вопрос, какой же «гейс», какой «сакральный запрет» нарушил профессор Дамблдор — в своем роде некоронованный король волшебного мира? Вероятно, ответ можно найти в 37-й главе («Утраченное пророчество») 5-й книги, где в разговоре с Гарри Дамблдор говорит: «Теперь ты видишь изъян в моем чудесном плане? Я угодил в ловушку, о которой знал заранее и которую обещал себе обойти — должен был обойти». В самом этом признании просматривается параллель с теми ситуациями, в которых оказываются герои ирландских саг, знающие о наложенных на них табу, но волею обстоятельств вынужденные преступить запрет. Вот как формулирует свою «ошибку» сам Дамблдор, обращаясь к Гарри (после сражения в Отделе тайн и гибели Сириуса): «Твое счастье было для меня важнее, чем твое знание правды, твое душевное спокойствие — дороже моего плана, а твоя жизнь — ценнее тех жизней, которыми, возможно, пришлось бы расплатиться за провал этого плана». Иными словами, Дамблдор признается в том, что — каковы бы ни были тому действительные причины — он зашел слишком далеко в своей «большой игре», и винит себя в недостаточной откровенности, непозволительных для светлого мага манипуляциях и готовности жертвовать чужими жизнями ради своих целей.
Впрочем, анализ «ошибок» профессора Дамблдора и «изъянов в его чудесном плане» — это отдельная огромная тема (опять же, см. http://big-game.livejournal.com). А здесь в заключение хочется добавить, что рассмотренные параллели мне представляются очередным свидетельством того, что эпопея о Гарри Поттере — настоящий шедевр постмодернизма. И тем более интересный, что многие используемые аллюзии Роулинг виртуозно маскирует за кажущейся простотой повествования, избегая нарочитой акцентировки подобных параллелей, но оставляя читателю возможность выявить их при внимательном чтении.
Большое спасибо sane_witch за помощь при обсуждении части IV этого маленького безобразия :)
Tags: Роулинг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments