annablaze (annablaze) wrote,
annablaze
annablaze

Categories:
  • Mood:

I have done it

Додогие ддузья!
Извиняйте мой дасмомк, это всё от чувстстств.
Я наконец-то сделала пристойный перевод самой крутой прекрасной и удивительной пьесы Йейтса "Единственная ревность Эмер".
Еда-а-а-а вечерняя, блаже-э-э-э-энная еда-а-а-а!!
Сей любимый суп морской весьма питателен состоит преимущественно из трех ингредиентов: ирландской саги "Болезнь Кухулина", пресловутого трактата "Видение" и личных отношений Йейтса с тремя дамами, изумительными в разных отношениях.
Сида Фанд хочет похитить Кухулина; дух его уже в ином мире и вот-вот покинет тело навсегда. Жена Кухулина, Эмер, к которой он давно охладел, и его нынешняя любовница Этне Ингуба стоят над его бесчувственным телом и пытаются призвать дух обратно. Тем временем в тело Кухулина вселяется сид Брикриу - злокозненный дух раздора.

Фрагмент здесь


Эмер. Поцелуй его!
Быть может, губ твоих прикосновенье
Его настигнет!

Этне Ингуба (отпрянув). Он не человек!
Едва коснулась губ — и сердце стынет!
Я чую зло!

Эмер. Нет-нет, он шевельнулся!
Твой поцелуй вернул его, заставил
Изгнать подменыша!

Этне Ингуба (отступая еще дальше). Нет, погляди на руку!
Рука его иссохла до плеча!

Эмер (приближаясь к ложу). Ответь, зачем пришел ты и откуда?

Тело Кухулина. Примчался я из дома Мананнана
На скакуне, не знающем узды.

Эмер. И кто же ты, посмевший лечь на ложе
Кухулина, принять его обличье?

Тело Кухулина. Я — Брикриу; не человек, другой, —
Дух распри меж богов и меж людей,
Из рода сидов.

Эмер. Для чего пришел ты?

Тело Кухулина (садится на ложе, раздвигает занавески и показывает уродливо искаженное лицо; Этне Ингуба уходит со сцены).
Я покажусь — и все, кого он любит,
Немедля прочь бегут.

Эмер. Вы, порожденья ветра,
Полны коварства и речей обманных!
Я не бежала прочь!

Тело Кухулина. Ты не любима.

Эмер. И, пред тобой не опуская глаз,
Велю вернуть его.

Тело Кухулина. Затем я и пришел.
Лишь цену заплати — и он свободен.

Эмер. Неужто сиды станут торговаться?

Тело Кухулина. Довольно им безделицы в обмен
На пленного. Когда ведун вернет
Жену, иль дочь, иль сына рыбаку,
Тот знает, что лишится непременно
Сетей иль лодки, может быть — коровы,
Дававшей детям пищу; а иные
Готовы жизнью заплатить. Я не прошу
Ни жизни от тебя, ни ценной вещи;
Ты говорила: может быть, когда-то
Ты станешь вновь ему зеницей ока,
Под старость лет; отринь свою надежду —
Он будет жить.

Эмер. Теперь мне ясно все.
Ты навлекал беду на всех, кого он любит,
А надо мной не властен, коль не лжешь, —
Вот потому и предлагаешь сделку!

Тело Кухулина. Ты властью тешилась, приняв его в мужья;
Я, сухорукий, тоже тешусь властью.
Склонишься перед волею моей —
Он будет жить.

Эмер. Нет, ни за что на свете!

Тело Кухулина. Боишься ты обречь себя проклятью,
А он не побоялся!

Эмер. У меня
Остались две последние отрады,
Два утешенья: память и надежда.
Ты требуешь надежду!

Тело Кухулина. Все равно
Не суждено вам стариться вдвоем:
Ведь он умрет, от ран изнемогая,
На дальнем берегу или в горах,
И женщина чужая наклонится
Над смертным ложем мужа твоего.

Эмер. Лишь одного тебе недостает,
Чтобы сразить его своим проклятьем, —
Моей надежды!

Тело Кухулина. Ты не ревновала,
Когда он изменял тебе, — ты знала,
Что он пресытится. Но можно ли прискучить
Любовью сиды? Ближе подойди,
Я глаз твоих коснусь — и ты прозреешь.

[Касается ее глаз левой, неиссохшей рукой.]

Эмер [ее взору предстает скорчившаяся у края сцены фигура — Дух Кухулина].
О, муж мой! Вижу!..

Тело Кухулина. Я развеял тьму,
Что от очей твоих его скрывала,
Но он тебя не видит.

Эмер. Муж мой! Муж мой!

Тело Кухулина. Не видит и не слышит. Это призрак,
Слепой, глухой, лишенный осязанья,
Замкнутый сам в себе. Мольбы и плач
Его сюда принудили вернуться,
Но ни единый звук ему не внятен:
Вы лишь из забытья исторгли призрак
И ввергли в грезы, в беспокойный сон;
И в этом сне, подобно всем теням,
Еще к своей свободе не привыкшим,
Он вновь обрел привычное обличье,
Но затворен в себе, не зная, где он
И рядом с кем.

[Тем временем входит Сида и останавливается около двери.]

Эмер. Но кто же эта дева?

Тело Кухулина. Из Царства-под-Волной она явилась
И в грезы облеклась, чтоб он сверкнул
В ее корзине. Сиды ведь рыбачки:
Мужчин в два счета ловят на крючок,
А грезы им — наживка.

Эмер. Так она
Обманною личиною прикрылась,
Виденьем лживым!

Тело Кухулина. Грезы — тоже тело;
Умерший вспять идет, к младенчеству без грез;
Кто грезить перестал, уж не вернется;
А всех священней — тени, что не жили
Среди живых, но в грезах к вам нисходят.

Эмер. Ее породу знаю я давно.
Когда мужчина спит, войною истомлен,
Они, склонясь над ним, целуют в губы,
Окутывают облаком волос;
Проснувшись, он не помнит ничего,
Но затворен в себе и на объятья
Душой не отзовется.

[Выхватывает нож из-за пояса.]

Тело Кухулина. Нет, ножом
Воздушный облик не пронзить. Молчи и слушай.
На то я дал тебе глаза и уши.



Целиком там:

http://annblaze.googlepages.com/yeats_tohisheartbiddingitnofear2
Tags: Йейтс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments