annablaze (annablaze) wrote,
annablaze
annablaze

Categories:
  • Mood:

скандинавские беспокойники

Занимательная а-зоология.

Драуг (draugr), в скандинавской мифологии и фольклоре живой мертвец, обитающий в могиле викинга. Собственно, это тело покойного, сохранившее в той или иной мере остатки личности или души. Драуг ревностно охраняет сокровища, помещенные в могилу.

Драуг — «синий, как мертвец» (hel-blár) или «бледный, как труп» (ná-fölr) и испускает сильный смрад разложения. Он обладает нечеловеческой силой и способен по желанию увеличиваться в размерах.
Иногда драуги выходят из могил по ночам; по некоторым описаниям, они просачиваются из-под земли в виде струйки дыма или туманного облака. Являясь в мир живых, они наводят на людей ужас и сеют смерть. Драуг убивает различными способами: увеличивается в размерах и раздавливает жертву своим чудовищным весом; ломает человеку спину; пожирает его заживо; высасывает из него кровь. Животное, пасущееся у могилы драуга, может внезапно обезуметь.
Иногда драугам приписывали способность управлять погодой, предвидеть будущее, превращаться в животное.
Зачастую драуг неуязвим для обычного оружия, так что герой может победить его только голыми руками — поборов и загнав обратно в могилу. Но даже побежденный, живой мертвец может вернуться, если не уничтожить его тело особым образом. Чтобы уж наверняка избавиться от драуга, следует отрезать ему голову, а тело сжечь и утопить пепел в море.
Чтобы предотвратить превращение покойника в драуга, на грудь ему клали раскрытые железные ножницы, а в одежде прятали веточки и соломинки. Чтобы мертвец не смог ходить, ему связывали вместе большие пальцы ног или протыкали подошвы иглами. Кроме того, вынося гроб из дому, его трижды поднимали и ставили наземь, поворачивая головой в разные стороны, чтобы драуг запутался и не смог найти обратную дорогу.
Но самым эффективным «профилактическим средством» от драуга считалась так называемая «трупная дверь» — традиция, основанная на представлении о том, что мертвец может вернуться только тем же путем, которым он покинул дом. В доме проделывали особую дверь, через которую покойника выносили вперед ногами, причем вокруг него должно было столпиться множество людей, чтобы мертвец не смог разглядеть, что происходит. После этого дверь закладывали кирпичами. Считается, что эта традиция зародилась в Дании, а впоследствии распространилась по всей Скандинавии.
Выдвигалось предположение о родстве между словами «драуг» и «дракон» (драконы также изображаются стражами сокровищ). Некоторые исследователи причисляют к разряду драугов чудовищного Гренделя (персонаж «Беовульфа»).
В исландской фантастической саге о Хромунде Грипссоне, сохранившейся только в пересказе, повествовалось о борьбе викинга Хромунда (Hrómundr) с нежитью-драугом — королем-колдуном Траином (Þráinn), который при жизни был королем Галлии и носил имя Валланд. Траину принадлежал волшебный меч Мистельтейн (Mistelteinn, «омеловый прут»; ср. прут омелы, сразивший бога Бальдра), лезвие которого никогда не могло затупиться. Этим мечом Траин убил 420 человек, включая шведского конунга Семинга. Хромунд вступил с Траином в схватку, поборол его голыми руками, сжег его тело и забрал себе Мистельтейн.
В «Саге о Греттире» фигурирует драуг Глам (Glamr), имя которого связано со значением «неверный, бледный свет» и употребляется в источниках не только как имя собственное, но и как одно из названий луны. Пастух Глам при жизни «нраву был сварливого и злобного», «не молился, и не верил в Бога»; «всем он был ненавистен». Погиб он таинственной смертью в Рождественскую ночь, и когда тело его нашли, «он был мертв и черен, как Хель, и огромен, как бык. Вид его был отвратителен, и они содрогнулись. Все же они попытались отнести его в церковь, но еле-еле дотащили и до края одной расселины неподалеку от того места. […] Немного погодя люди стали замечать, что Гламу не лежится в могиле. Много было от этого бед людям: иные, увидев его, теряли сознание, а иные и разум. Сразу после Рождества люди видели его на дворе. Взял их ужас. Многие кинулись прочь из тех мест. Скоро Глам стал ночью ездить верхом на коньке крыши, так что крыша едва не рушилась. Стал он ходить потом и днем и ночью. Люди не смели и заезжать в ту долину, хотя бы по важному делу. Все в тех местах считали это великой напастью».
Затем Глам убивает нового пастуха и вынуждает Торхалля, своего бывшего хозяина вместе с семьей покинуть дом. «А всю оставленную им скотину перебил Глам. После этого он стал ходить по всей долине, опустошая все дворы. […]. Никому нельзя было заходить в ту долину с конем ли, с собакой ли — их тут же убивал Глам. А весною, во время высокого солнца, снова пошла на убыль его сила. Торхалль захотел вернуться на свою землю. Ему нелегко было сыскать себе людей, но все же он снова обосновался на
Торхаллевом Дворе. А только лишь наступила осень, снова началось все по-старому, и Глам стал досаждать сильнее, особенно мучил он хозяйскую дочку, и в конце концов довел ее до смерти. Много испробовали разных средств, но все без толку. Людям казалось, что все идет к тому, что опустеет и вся Озерная Долина, если только не придет откуда-нибудь спасение».
В конце концов Глама побеждает главный герой саги, Греттир, сын Асмунда. Из любопытства он подстерегает живого мертвеца в доме Торхалля и вступает с ним в поединок: «Пошла у них тут битва не на жизнь, а на смерть. […] И когда Греттир видит, что ему не устоять, он навалился всею тяжестью на грудь Гламу, а ногами в то же время уперся в камень, вросший в землю у самых дверей. К этому Глам не приготовился. Он тянул в это время Греттира на себя, и вышло поэтому, что он опрокинулся назад и вылетел задом из дверей, так что плечи его сорвали притолоку, и крыша — стропила и мерзлый дерн — все разлетелось.
Свалился он так, навзничь и головой наружу, а Греттир — на него. Ярко светила луна, и густые облака то закрывали ее, то открывали. И вот, когда Глам упал, луна как раз вышла из-за облака, и Глам уставился на Греттира. Греттир сам говорил, что это был один-единственный раз, когда он содрогнулся. И тут на него нашла такая слабость, от всего вместе — от усталости и от пристального взгляда Глама, — что он был не в силах занести меч и лежал между жизнью и смертью.
А Глам, превосходивший бесовской силой всех других мертвецов, сказал тогда вот что:
— Ты приложил много труда, Греттир, чтобы встретиться со мной. Но нет ничего удивительного, если наша встреча будет тебе на беду. И вот что я тебе скажу: теперь ты достиг только половины той силы и твердости духа, которые были бы тебе отпущены, если бы ты со мною не встретился. Я не могу отнять у тебя силу, которая уже при тебе. Но в моей власти сделать так, что ты никогда не станешь сильнее. Ты, правда, и теперь достаточно силен, как многим предстоит убедиться. Ты прославлен здесь своими подвигами, но отныне будут твоим уделом изгнание и тяжбы об убийствах, и едва ли не всякий твой поступок обернется тебе на беду и злосчастье. Тебя объявят вне закона, и уделом твоим станет одинокая жизнь на чужбине. Я насылаю на тебя проклятье, чтобы этот мой взгляд всегда стоял у тебя перед глазами. И тяжко тебе покажется оставаться одному, и это приведет тебя к смерти.
И только Глам сказал это, как сошла с Греттира напавшая на него слабость. Занес
он теперь меч и срубил Гламу голову, и приложил ему к ляжкам. Тут появился и хозяин: в то время, как Глам говорил, он оделся, но не посмел выйти, пока тот не был убит. Торхалль воздал хвалу Богу и очень благодарил Греттира за то, что он одолел этого нечистого духа. Потом они взялись за дело и сожгли Глама дотла. После этого они сложили золу в кожаный мешок и зарыли подальше от пастбищ и дорог».
И после этого события, добавляет рассказчик, «в одном переменился теперь Греттир: он стал так бояться темноты, что с наступлением ночи даже не решался один выходить. Мерещились ему тогда всякие страсти. С тех пор и стали говорить, что тому, кто все видит не так, как оно есть, Глам застилает глаза или над ним глумится» (пер. О.А. Смирницкой).
Персонаж «Саги о Людях с Песчаного Берега», Торольв Скрюченная Нога, после смерти также становится драугом и опустошает всю округу: «…в волов, на которых везли тело Торольва, вселилась нечистая сила, а любая скотина, подходившая близко к могиле Торольва, бесилась и выла до самой смерти. Пастух на хуторе в Лощине стал приходить домой чаще обычного, потому что Торольв гнался за ним. Однажды осенью в Лощине случилось такое событие, что ни пастух, ни скотина не вернулись домой. Когда наутро отправились на поиски, пастуха нашли мертвым поблизости от могилы Торольва; он был весь черный как уголь, и все косточки у него были переломаны. Тело пастуха засыпали камнями возле могилы Торольва. Весь скот, ходивший в долине, либо сдох, либо бежал в горы, и с тех пор его больше не видели. Если же на могилу Торольва садились птицы, они сразу падали замертво. Привидение столь разгулялось, что ни один человек не решался отпускать свой скот в эту долину. На хуторе в Лощине по ночам часто слышался страшный грохот; люди заметили также, что кто-то частенько ездит на коньке крыши.
С наступлением зимы Торольв стал часто появляться уже в самом доме; сильнее всего он досаждал хозяйке; от этого пострадало немало людей, а сама хозяйка тронулось умом. В конце концов, хозяйка умерла от этой напасти; ее тоже отвезли в горы в Долину Реки Тора и похоронили под грудой камней рядом с Торольвом. После этого с хутора бежали все, кто там еще оставался. Тогда Торольв принялся разгуливать по всей долине; его появления были столь зловредны, что все хутора в долине опустели — часть народа он свел в могилу, а часть согнал прочь. При этом всех, кто умирал, видели разгуливающими вместе с Торольвом» (пер. А.В. Циммерлинг, С.Ю. Агишев). Утихомирить живого мертвеца удалось, только перезахоронив его на дальней скале и окружив новую могилу высокой изгородью.
Менее типично описание драуга, в которого превратился могучий воин Гуннар, в исландской «Саге о Ньяле»: «Им показалось, что курган раскрылся и что Гуннар повернулся в нем и смотрит на луну. Им почудилось, будто в кургане горят четыре огня, и в нем очень светло, и будто Гуннар весел, и лицо у него радостное».
Известна также разновидность драуга — хаугбуи (haugbui), отличавшаяся тем, что последний обычно не покидал место своего захоронения и нападал лишь на тех, кто вторгался на его территорию.

Да. Это была маленькая, хотя и емкая компиляция :) В перспективе - перевод более подробной статьи по subj.
Tags: Мифы, Нежить
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments