annablaze (annablaze) wrote,
annablaze
annablaze

  • Mood:

Никсы. Нэкк - скандинавский водяной

Итак, никсы (Nix, Nixe). В широком смысле слова — все германо-скандинавские водяные и водяницы, какие только есть.
Э-э-э… много картинок :)

Слово никс (никса) происходит от англосаксонского nicor («водяной дух, водяное чудовище»; в «Беовульфе» nicor называется чудовищная мать Гренделя, обитающая на дне морском) и древневерхненемецкого nihhus («водяной») и nihhusa («водяница»). Все эти слова восходят к общему праиндоевропейскому корню *nigw- со значением «купать(ся), мыть(ся)», в древних германских языках входившего в состав названий крупных водяных животных (например, nihhus — «крокодил» или «гиппопотам»). Слово Nixie в английском языке — заимствование из немецкого, впервые употребленное в 1816 году Вальтером Скоттом.

Шведские никсы называются нэккен или ноккен (Näcken, Nøkken, от того же корня, что и никсы); они же - стромкарлен (Strömkarlen, от ström — «быстрый поток» и karl — «человек»), акарлен (Åkarlen) или форскарлен (Forskarlen, от fors — «водопад»). В Норвегии нэкк известен под названием грим (Grim) или фоссегрим (Fosse-Grim, от foss — «водопад») (не путать с другим норвежским гримом — духом, обитающим в церквях и на кладбищах).
Это водяной дух в мужском облике, обитающий в ручьях и озерах, чаще всего у мостов, мельниц и водопадов. В скандинавских народных сказках нэккен упоминаются с XII века.
Как выглядит нэкк на самом деле, сказать сложно, потому что одно из главных его свойств — оборотничество. Быть может, истинного лица у него и нет вовсе. Чаще всего он является в облике красивого молодого мужчины в венке из листьев или водорослей, играющего на скрипке посреди ручья или у водопада. В старинных преданиях он нарядно одет, по более современным версиям — обнажен. У него большие раскосые глаза и длинные волосы, зеленые, синие, черные или золотые.

«Стромкарл» (1884) шведского художника Эрнста Юсефсона (1851—1906):





Его же эскиз к картине «Нэкк» (1889):





И — великолепный «Нэкк» в завершенном виде (1890):







«Форскарл» (1933) Юхана Лундквиста (1882—1972), статуя, украшающая фонтан в Лахольме (Швеция):





«Нэкк» шведского скульптора Стига Бломберга (1901—1970)





«Нэккен» Брора Хьорта (1894—1968)





Иногда нэкк показывается в виде старичка в красной шапке и с длинной белой бородой, или с зелеными волосами и бородой из водорослей (в отличие от безбородых молодых нэккен). По некоторым версиям, на одной ноге у него лошадиное копыто вместо ступни; по другим — между пальцами ног перепонки, как у лягушки.
Норвежские фоссегрим, обитающие под водопадами и у мельниц, чаще бывают уродливы, но они тоже очень искусны в игре на скрипке.
Вот «чудовищный», но очень симпатичный «Нэкк» (1904) норвежского художника Теодора Киттельсена (1857—1914), чем-то смахивающий на речного духа до купания из миядзаковских "Унесенных призраками":





Бывает, что нэкк прикидывается каким-нибудь предметом, плавающим в воде, или грудой сокровищ, лежащей на берегу. А порой оборачивается животным — чаще всего «речной лошадью» (о которой мы еще поговорим в отдельном посте), но иногда и быком, кошкой или собакой.
Это вот нэкк в самой современной трактовке Энн-Кэтрин Лоо (2005):





Встретить нэккен можно в канун середины лета или в ночь перед Рождеством, а кроме того, они показываются людям по четвергам. Иногда нэкк даже и не показывается, а только подает голос — кричит, как гагара. Считается, что в том месте озера или реки, откуда донесся его крик, вскоре кто-нибудь утонет.

Играя на скрипке волшебные песни, нэккен заманивают в воду и топят женщин (особенно незамужних и беременных) и детей (особенно некрещеных). Для защиты от нэкка, прежде чем идти купаться, следует воткнуть нож в землю на берегу.

Иногда нэккен соблазняют молодых женщин и приходят к ним в дом, но подобные союзы не бывают прочными: в конце концов нэкк возвращается в свой водопад или ручей, так как не может долго жить вдали от воды.










(Это картины Юхана Бауэра, 1882—1917, замечательного шведского художника-иллюстратора, которого вообще важно знать каждому :)
http://www.johnbauersmuseum.nu/
http://runeberg.org/jbauer/
http://runeberg.org/gudasaga/
Кстати о нэккен… Бауэр в тридцать пять лет утонул вместе с женой и маленьким сыном на переправе через озеро Ваттерн.)

Более распространен сюжет, когда нэкк забирает свою возлюбленную в свое подводное жилище. Но в этом случае женщина сама покидает его — как, например, в известной датской балладе «Агнете и водяной»:

Агнете шла через мост, над волной,
Со дна поднялся водяной.
Эй, эй, эй!

Со дна поднялся водяной.
«Агнете, ты приглянулась мне,
Хочешь жить у меня на дне?»
«Если возьмешь меня на дно,
Значит, с тобой мне жить суждено».
Он закрывает ей уши и рот,
К себе на дно ее берет.
Восемь лет она с ним жила
И семерых сыновей родила.
Она у колыбели сидит
И слышит — колокол гудит.
«Послушай, муж, ты меня отпусти,
Я нынче в церковь хочу пойти».
«До церкви недалекий путь,
Да только назад прийти не забудь.
Церковный двор пройди поскорей,
Не распускай золотых кудрей.
Будешь с народом в церкви стоять,
Туда не ходи, где сидит твоя мать.
Поп Всесильного назовет,
Не кланяйся низко, как весь народ».
Уши и рот он ей закрыл,
Вынес на землю, а сам уплыл.
Прошла церковный двор она,
Упала кудрей золотых волна.
В церковь она зашла постоять
И туда подошла, где сидела мать.
Поп о Всесильном речь повел,
Она, как все, поклонилась в пол.
«Скажи, Агнете, скажи, мой свет,
Где ты была все восемь лет?»
«Я восемь лет жила с водяным,
Семь сыновей прижила я с ним».
«Скажи, Агнете, голубь мой,
Чем же тебя наградил водяной?»
«Он дал мне ленту щедрой рукой,
У королевы нет такой.
Он туфли мне дал с золотым ремешком,
Годятся они королеве в дом.
Он дал мне арфу, к струне струна,
Чтоб я играла, когда я грустна».
Со дна водяной поднялся на свет,
До церкви оставил мокрый след.
Прошел водяной церковным крыльцом,
Образа повернулись к стене лицом.
Печален водяного взгляд,
А волосы золотом горят.
«Агнете, ты задержалась тут,
Дома дети плачут и ждут».
«Пусть плачут, пусть попадут в беду,
Я к ним назад никогда не приду».
«Дома дети весь день не ели,
И вспомни о том, кто лежит в колыбели».
«Пусть твои дети весь день не ели,
Не вспомню о том, кто лежит в колыбели».
Эй, эй, эй!
Не вспомню о том, кто лежит в колыбели.


(перевод с датского Игн. Ивановского; есть еще перевод Маршака - http://www.lib.ru/POEZIQ/DANTE/stihi.txt#19, но, как это обычно бывает в переводах Маршака, в нем не хватает многих строф)

Самое, пожалуй, известное произведение на тему любви между человеком и сказочным обитателем подводного мира — «Русалочка» Андерсена (ее еще обсудим подробнее, но в надлежащем месте, ибо Русалочка - не нэкк, а кое-кто другой). Однако эту же тему Андерсен разрабатывал и в других произведениях: в 20-е годы XIX века он написал две стихотворные сказки — «Невеста морского короля», «Русалка с острова Самсё», а в 1833—1834 гг. — драматическую поэму «Агнете и водяной» по мотивам народной баллады. Спустя сто лет, в 1933 году, Агнете и Водяному поставили памятник в датском городе Орхус:





Но вернемся к особому таланту, которым нэккен славятся в первую очередь, — скрипичному искусству.
Стромкарл знает одиннадцать наигрышей, но человек может танцевать только под десять из них, одиннадцатый же предназначен для духов тьмы. Если кто-нибудь заиграет эту мелодию, то запляшет всё вокруг: столы и скамьи, горшки и чашки, старики и старухи, слепые, хромые и увечные, и даже младенцы в колыбели.
Если музыкант-человек сумеет задобрить нэкка, тот научит его играть так искусно, что, как поется в одной балладе, «деревья пустятся в пляс, и умолкнет пенье водопадов». Для этого нужно капнуть в воду три капли крови, угостить нэкка брэнвином (скандинавским самогоном), снусом (влажным жевательным табаком) или мясом или принести ему в жертву какое-нибудь черное животное, обычно овцу (делать это следует в четверг вечером, отвернувшись от воды). Если подарок будет недостаточно щедрым, нэкк в лучшем случае научит только настраивать скрипку, а в худшем — не на шутку рассердится. Известны сказки о том, как человек пытается обмануть водяного, подсунув ему вместо мяса обглоданную кость, и оскорбленный нэкк наказывает его немотой. Если же подарок придется нэкку по вкусу, он схватит человека за правую руку и примется размахивать ею и выкручивать, пока из-под ногтей не потечет кровь. После этого человек сможет играть на скрипке не хуже самого водяного.

«Музыкант и нэкк» (1898) шведского художника Юхана Тирена (1853—1911)





Деталь той же картины, нэкк в водопаде:





По другой версии, чтобы нэкк поделился тайнами своего искусства, следует три четверга подряд приходить на берег ручья и слушать, как шумит вода. На третий четверг нэкк выйдет на берег — и тут важно не испугаться и не убежать, а потом устоять перед чарами нэкка, который непременно попытается заманить человека в воду. В уплату за науку нэкк оцарапает человеку палец и возьмет из него три капли крови. После этого они будут вдвоем играть на скрипке всю ночь, а к рассвету человек овладеет волшебным искусством водяных духов. Но если он отнесется к своему наставнику без должного уважения, тот его заколдует, и скрипач будет играть без остановки, пока кто-нибудь не придет и не… ну, короче не отцепит его как-нибудь от заколдованной скрипки.
Есть и такой вариант: музыкант должен три четверга подряд оставлять свой инструмент на ночь под мостом, где живет нэкк. Тогда нэкк будет играть на его скрипке и вложит в нее свою магию. Вернувшись за скрипкой на утро третьей пятницы, музыкант найдет под мостом две скрипки — свою и нэккову. Если он узнает и заберет свой инструмент, то станет великим скрипачом, но если прикоснется к скрипке нэкка, она похитит его душу.

В некоторых сюжетах нэккен оплакивают в песнях свое одиночество и тоскуют о спасении, которое для них невозможно, ибо «не божьи они дети». В стихотворении шведского поэта-романтика Эрика Йохана Стагнелиуса (1793—1823) «Нэкк» маленький мальчик жалеет старого нэкка за его горькую судьбу; вот оно в переводе на английский: http://oldpoetry.com/opoem/27429-Erik-Johan-Stagnelius-Nacken---Water-Demon

Кувшинки в Скандинавии называют «розами нэкков» (näckrosor или nøkkeroser). Вот печальная сказка о том, как в лесу Тиведен появились красные кувшинки, какие не встречаются больше нигде:

Жил некогда у озера Фагертарн бедный рыбак, и была у него дочь-красавица. Озерцо было небольшое, рыбы в нем водилось мало — едва хватало на пропитание. И вот однажды встретил рыбак на озере нэкка, который предложил ему сделку: отныне тот будет каждый день возвращаться с богатым уловом, но за это отдаст ему свою дочь, когда ей исполнится восемнадцать. С горя рыбак согласился — до такого отчаянья довела его нищета. И вот настал назначенный день, и девушка отправилась на озеро, как велел ей отец. Нэкк встретил ее приветливо и пригласил в свое подводное жилище. Но девушка воскликнула, что живой он ее не получит. Она выхватила нож, пронзила себе сердце и замертво упала в воду. Водяные лилии на озере окрасились кровью ее сердца, — и поныне на озерах в тех лесах цветут красные кувшинки.
Вот такие:










Ну и напоследок — уже знакомый нэкк Юсефсона на шведской почтовой марке достоинством в 8 крон:





И еще парочка марок, по 10 крон, — хульдра и нэкк:






Да... к никсам будем возвращаться еще некоторое время. Раза три-четыре :)
Tags: Водяные, Мифы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments