annablaze (annablaze) wrote,
annablaze
annablaze

  • Mood:

предок муми-тролля жил за печной вьюшкой...

Итак, переходим к обещанным скандинавским домовым, тем более что это - персонажи рождественские :)
Скандинавские домовые входят в класс ландветтир — духов земли, подробно о которых можно почитать там: http://annablaze.livejournal.com/50007.html, http://annablaze.livejournal.com/50529.html.
Вспомним, что скандинавские духи-веттир именуются также хульдуфолк — «скрытый народец». Кроме ряда общеевропейских версий происхождения маленького народца (потомки детей Адама и Лилит; падшие ангелы, изгнанные Богом из рая; души умерших язычников, грешников, некрещеных детей или людей, умерших «не своей смертью», чаще всего самоубийц; наконец, попросту духи природы, не имеющие никакого отношения к роду человеческому), в Скандинавии бытует еще один вариант. А именно: хульдуфолк — это потомки детей Евы, которых она спрятала от Бога. Однажды Бог сказал, что придет к ней в гости, и Ева бросилась умывать и принаряжать своих детей, чтобы не стыдно было показать их Господу. Но детей у нее было очень много, и привести всех в приличный вид она не успела. Поэтому тех, кто остался неумытыми, пришлось спрятать. Осмотрев предъявленных малышей, Бог спросил Еву, всех ли своих детей она показала ему или остался еще кто-то. Ева испугалась и ответила, что больше никого нет. От этих-то неумытых детей Евы и пошел тайный народец: их потомки по-прежнему продолжают прятаться и показываются на глаза людям, только если сами этого захотят.

В Норвегии, Дании и на юге Швеции домовых называют ниссе (nisse), то есть «маленькими Нильсами», «Нильсиками» («Ниссе» — уменьшительное от популярного в Скандинавии имени «Нильс»). В остальных частях Швеции домовые носят имя томте (tomte), происходящее от tomt — «участок земли, на котором стоит усадьба».

Известна версия, возводящая слово «ниссе» к имени святого Николая — Санта-Клауса. Но, согласно более распространенной и признанной теории, оно происходит от эвфемистических выражений наподобие «Nisse God-dreng» — «Нильс Добрый парень», с которыми в старину обращались к духам, чтобы их умилостивить. Благодаря шекспировскому «Сну в летнюю ночь» хорошо известна параллель этому явлению из английского фольклора: Robin Goodfellow, «Робин Добрый парень», — одно из имен Пака (Puck), проказливого духа, которого приходилось задабривать таким способом. (Подобный прием восходит по меньшей мере к древним грекам, с той же целью именовавшим свирепых богинь-мстительниц Эриний Эвменидами — «благосклонными» или «приносящими благодать», а грозное и полное опасностей Черное море — Понтом Эвксинским, «морем гостеприимным».) Этими же причинами объясняется другое норвежское имя домовых — godbonde («добрый крестьянин»).

Томте-ниссе — самые добрые и полезные для человека из всех ландветтир. Они — защитники дома, оберегающие усадьбу и ее обитателей от всяческих несчастий, особенно по ночам. В некоторых местностях они известны под именами гардбо (gårdbo — «житель двора») и гардвор (gardvor — «страж двора»), указывающими на то, что эти существа оберегают не только дом, но и весь прилегающий к нему участок земли.
В древности томте считался духом основателя и первого обитателя усадьбы, того, кто некогда расчистил томт — участок земли под строительство дома. Дух этот обитал в своем могильном кургане (захоронения обычно располагались в пределах томта) и по происхождению являлся «человеческим», с чем и связаны его архаические норвежские имена томтегуббе (tomtegubbe, от tomt и gubbe — «человек») и хаугкаль (haugkall — «курганный человек»).

Скандинавские домовые — маленькие человечки (ростом от нескольких дюймов до половины роста взрослого человека), старички с длинной седой или белоснежной бородой и морщинистым личиком. О женщинах-томте почти ничего не известно. Одеваются домовые как обычные хуторяне, чаще всего носят простую серую одежду из грубой шерсти, но иногда, вдобавок, — красный или серый колпачок. Как и все ландветтир, они — мастера иллюзий и оборотничества и могут мгновенно становиться невидимыми, так что заметить их, как правило, удается только краем глаза, если не застать врасплох.
Такого ниссе нарисовал датский художник Иб Спанг Ольсен (Ib Spang Olsen, р. 1921):




А это томте шведской художницы Йенни Нистрём (Jenny Nyström, 1854—1946):




Несмотря на свой маленький рост, томте-ниссе невероятно сильны. Известны сказки, в которых они превращаются в настоящих великанов, иногда даже одноглазых, как циклопы. О гардворах рассказывают, что, стоя рядом с домом, они могут опереться локтями о крышу.
В отличие от большинства веттир, томте-ниссе — одиночки. Согласно более поздним представлениям, они живут в сарае, хлеву, на чердаке, сеновале и т.п., находя себе уголок поуютнее. Особая разновидность томте — скеппстомте (skeppstomte) или скибниссе (skibsnisse), мало чем отличающийся от обычных домовых, но обитающий не в усадьбе, а на корабле.

Томте-ниссе довольно вспыльчивы и обижаются на малейшую насмешку. Их раздражают любые перемены в быту — им нужно, чтобы хозяйство велось по старинке. Кроме того, они не любят, когда люди бранятся, мочатся в хлеву или в сарае и плохо обращаются с домашними животными. А обижать томте, как и прочих ландветтир, очень опасно. Если домовой рассердится, то непременно отомстит обидчику: в лучшем случае просто отвесит крепкую затрещину, а в худшем — перебьет домашний скот или навлечет дом нищету и прочие несчастья.

По обычаю, томте-ниссе следует задабривать подношениями. В ночь перед Рождеством им специально оставляют полную миску каши с кусочком масла. Вот иллюстрация Фредрика Вольфхарта (Fredrik Wohlfahrt) — ниссе, угощающийся кашей:





Здесь он молодой и безбородый, в соответствии с более ранними представлениями, по которым ниссе — вовсе не старичок, а юноша или даже мальчик, как на рисунке датского художника Х.А. Брендекильде (Brendekilde, 1857—1942):




Если домовому не оставить каши, он разозлится и вовсе уйдет со двора и поселится у соседа. Или примется озорничать — связывать коров друг с другом хвостами, гасить огонь, пугать собак, переворачивать, разбрасывать и ломать вещи. Вот, например, злорадствующий ниссе с картины Теодора Кительсена:




В одной известной сказке кашу для томте положили в миску поверх масла. Не увидев положенного угощения, домовой пришел в ярость и убил хозяйскую корову. Но все же голод взял свое: томте вернулся к миске и съел постную кашу… после чего обнаружил масло на дне. Устыдившись и горько раскаявшись, домовой в ту же ночь привел хозяину усадьбы другую корову, позаимствовав ее у соседа (а труп убитой коровы наутро обнаружился в соседском хлеву).

Вообще, ниссе-томте очень много внимания уделяет домашним животным и говорит с ними на своем особом языке, который те понимают. Теснее всего он связан с лошадьми, о чем говорит и одно из его норвежских имен — фьосниссе (Fjøsnisse, от Fjøs — «конюшня» и ниссе). Таков томте шведского художника Эрика Форсмана (Forsman, 1916—1976):




Нередко домовой выбирает себе любимицу из хозяйских лошадей и проявляет о ней исключительную заботу: чистит, подкармливает, заплетает гриву и хвост. На одном из самых ранних дошедших до нас изображений — на карте мира, составленной в XVI веке Олаусом Магнусом, архиепископом Упсалы, — томте чистит конюшню:




Если томте доволен тем, как к нему относятся в усадьбе, пользы от него бывает немало: он не только ухаживает за скотом, но и помогает хозяйке на кухне, носит дрова, убирает в хлеву и удобряет поле. Правда, известно поверье, по которому томте перестанет работать, если подарить ему на Рождеству новую одежду. Запрет на дарение одежды домовым, встречающийся в фольклоре многих народов, в данном случае объясняется так: новая одежда настолько нравится томте, что он попросту боится ее порвать или испачкать.

А о том, как и почему томте-ниссе стали рождественскими персонажами, - в скором будущем :)
Tags: Домовые, Мифы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments