annablaze (annablaze) wrote,
annablaze
annablaze

  • Mood:

Стюарт Келли. Книга утраченных книг. Яхвист, Элохист...

Яхвист, Элохист, автор Второзакония, автор жреческого кодекса и редактор

(около VI века до н.э.)


О Библии нередко говорят: это не книга, а целая библиотека. А еще это настоящий мавзолей писателей, огромное кладбище авторов. Кто написал Библию? Канонический ответ известен: разумеется, Бог. Но даже самый твердолобый ортодокс не станет утверждать, что Всевышний снизошел до чернильницы. Бог вещает — через пророчества, вдохновение, а иногда и прямую диктовку, но пишет не Бог, а Человек. У Бога, правда, тоже есть книги — прежде всего одна, излюбленная, которую Он так обожает редактировать. Как говорит Он Моисею, «…того, кто согрешил предо Мною, изглажу из книги Моей». Но авторство книг, составляющих Библию, принадлежит Богу в лучшем случае опосредованно.


Что касается Книг Пророков, то логика подсказывает признать номинальными их авторами самих пророков. Нас призывают «слушать слово Господа Бога», прошедшее через уста человека, как в случае с Иезекиилем, которому Бог дает проглотить свиток со Своими словами. Иногда пророки и сами прибегали к тому же способу книгописания, что и Господь. Иеремия препоручает Варуху запись своих пророчеств о грядущем нашествии вавилонян, и дело не ограничивается одним свитком: Варуху приходится делать копии, поскольку царь Иоаким с упорством, достойным лучшего применения, сжигает оскорбительные пророчества на жаровне.

Иеремия негодовал на лжепророков, предвещавших Вавилону поражение. Вполне естественно, что, когда вавилоняне завоевали-таки Израиль, слова неудачливых пророков были преданы забвению, а верные предсказания Иеремии приобрели статус вещих откровений. Писцы, составлявшие книги пророков, не гнушались подлогом: в Книге Исаии изречения пророка VIII века до н.э. соседствуют со словами другого, неизвестного пророка, жившего через два столетия после смерти Исаии. Когда есть возможность судить задним числом, предвидеть грядущее оказывается проще простого.

Тайна окружает и первые пяти книг Библии — Пятикнижие, включающее законы Моисея и историю сотворения мира. Традиция приписывает эти пять книг самому Моисею, что представляется маловероятным: ведь в них содержится и рассказ о смерти Моисея и о том, как неведомо где похоронил его Господь («и никто не знает [места] погребения его»).

Хотя апологеты и идеологи изо все сил стремятся представить Священное писание как цельный текст (например, в Гидеоновской Библии указываются авторы, жившие в разные времена и в разных условиях, но утверждается при этом, что они «всецело согласуются друг с другом в догматической части»), в действительности Библия пестрит внутренними противоречиями и лакунами. Чтобы осознать это, не обязательно анализировать книги, вошедшие в Библию, — достаточно обратить внимание на книги, которые в ней упомянуты. Царь Соломон изрек «три тысячи притчей, и песней его было тысяча и пять». В Книге Притчей Соломоновых лишь 1175 стихов, а Песнь Песней в Библии всего одна. Даже просто перечисляя достижения одного из царей, Библия обнаруживает огромную меру утрат, понесенных ею самой.

Схожим образом, у нас нет ни малейшего представления о том, что случилось с книгой, в которой по приказу Иисуса Навина была описана «по городам ее, на семь уделов» Земля обетованная, дабы в дальнейшем разделить ее между сынами Израилевыми. Не дошла до нас и «книга Праведного», упомянутая в Библии дважды и, вероятно, содержавшая сведения об уроках стрельбы из лука, которые повелел давать сынам Иудиным царь Давид, и о том, как остановилось солнце над долиной Аиалонской. Также утрачена «книга браней Господних» упомянутая в 21-й главе Книги Чисел. На протяжении 3-й и 4-й Книг Царств и в обеих Книгах Паралипоменон встречаются ссылки на «летопись царей Израильских» и «летопись царей Иудейских»; оба эти бесценных источника потеряны для нас безвозвратно.

Переходя к апокрифам, мы узнаем, что 2-я Книга Маккавеев представляет собой сокращенное изложение утраченного пятитомного труда Ясона из Кирены. Кроме того, в апокрифах обнаруживается рассказ о создании Священного писания. «Закон Твой сожжен, и оттого никто не знает, что соделано Тобою или что должно им делать», — сетует Ездра, и в ответ Господь повелевает ему продиктовать 204 книги, излагающие Закон, пяти писцам. Писцы трудились сорок дней и записали все, открытое Богом через Ездру. Последние семьдесят книг остались скрыты от всех, кроме избранных; но даже если не считать эти семьдесят, судьба восьмидесяти двух книг все равно неизвестна.

Обнаруживается в библейской истории и сама Библия. В 4-й Книге Царств повествуется о том, как царь Иосия в 621 году до н.э. решил заново освятить и обставить храм, оскверненный идолопоклонниками при Гофолии. По приказу царя первосвященник Хелкия отправляется пересчитать собранное для этих работ серебро — и находит в храме давным-давно забытую «книгу закона». Вместе с писцом Шафаном он приносит книгу молодому царю, и тот разрывает на себе одежды, услышав, какая кара постигнет тех, кто не ходит путями праведными. Святой Иероним и святой Иоанн Златоуст в IV веке н.э. отождествили эту «книгу закона» со Второзаконием. Иосия отправляет посланников к пророчице Олдаме, дабы та истолковала книгу в подробностях. Олдама подтверждает, что гнев Господень смягчится, если царь наставит народ на путь истинный. Но хотя она передает Иосии от имени Господа: «Ты положен будешь в гробницу твою в мире», — 2-я Книга Паралипоменон утверждает, что его убили заговорщики, когда царь лежал, сраженный тяжким недугом, после нашествия сирийского войска. Эпизод с Хелкией, Шафаном и Олдамой во 2-й Книге Паралипоменон не приводится. И это не единственное и далеко не самое странное противоречие между псевдоисторическими книгами Библии: сравните, к примеру, 2 Цар. 24:1 («Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду») и 1 Пар. 21:1 («И восстал сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать счисление Израильтян»).

Всем последователям первых авраамических религий присвоили звание «людей Книги» — но слишком уж часто в их летописях и пророчествах встречаются упоминания об утраченных книгах, сожженных рукописях и тайных свитках. А в XIX веке перед искателями ответа на вопрос «Кто написал Библию?» развернулись новые, воистину поразительные перспективы.

Так называемая «документальная гипотеза» — не что иное, как упражнение в чистой стилистике. Возможно, нам и не суждено узнать имена авторов Библии, но, как впервые продемонстрировал в 1753 году Жан Астрюк, мы в состоянии выявить в тексте книг особенности их «почерка» и специфику языка. По существу, сам текст Библии может привести нас к его предполагаемым авторам.

В основу этой теории легли противоречия, обнаружившиеся в Книге Бытия. В одних частях этой книги Бог обозначается именем «Яхве», а в других — «Элохим». Более того, в 1-й и 2-й главах одно и то же событие — сотворение Адама и Евы — описано дважды: в Быт. 1:26-27 и в Быт. 2:7, 21—23. В 1-й главе утверждается, что «сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их». Во 2-й главе нам сообщается, что Адам был сотворен из праха земного, а Ева — из Адамова ребра. Встречаются и другие занятные несообразности. В 1-й главе Бог создает птиц и животных, обитающих в воде, на пятый день, а земных зверей — на шестой. Во 2-й же главе (стих 19) Бог создает зверей земных после Адама.

«Документальная гипотеза» состоит в том, что первоначально существовало две Книги Бытия: одна — написанная автором «J», Яхвистом (Jahwist), который называет Бога именем «Яхве», а другая — автором «E», Элохистом (Elohist), именующим Бога «Элохим». Позднее эти «прототексты» были объединены в одну версию, в которой противоречащие друг другу фрагменты попросту соседствуют друг с другом. «J» был любителем каламбуров: именно ему, например, принадлежит этимология имени «Адам», означающего «красная глина». Кроме того, «J» стремится объяснять, как произошли те или иные вещи и почему те или иные места получили именно такие названия. «E» гораздо более скрытен и склонен к таинственности; это более древняя версия, о чем, среди прочего, свидетельствует и то, что использованное здесь имя Бога непостижимым образом представляет собой форму множественного числа.

Позднее к «J» и «E» присоединились «D» — автор Второзакония (Deuteronomium) и «P» — автор жреческого кодекса (Priesterkodex). У «D» четко прослеживается идеологическая тенденция: Бог покарал Израиль за жестоковыйность и отступление от Закона, и вся история еврейского народа — нравственный урок о последствиях непослушания. Автор жреческого кодекса — священнослужитель и проповедник; он говорит о тонкостях Закона, о категориях «чистого» и «нечистого», о функциях левитов и авторитете Торы. «D» рассматривает причины Вавилонского пленения; «P» утверждает центральную роль Храма.

Перед нами слаженный квартет, и теория в целом выглядит привлекательно. Но, увы, это всего лишь теория. При том, что «D», «E», «J» и «P» как живые встают перед глазами внимательного читателя, они все же остаются в лучшем случае вероятными авторами, а точнее, условными гипотезами об авторстве. И все эти гипотезы рушатся с появлением пятой однобуквенной переменной: на сцену выходит «R» — Редактор.

«R» — это тот, кто склеил «J» и «E» в единое ветхозаветное повествование. Однако за буквой «R» скрывается отнюдь не один-единственный гениальный компилятор, а целые полчища редакторов, целые поколения перекройщиков, монтажеров, цензоров, корректоров, мастеров по исправлению ошибок и причесыванию шероховатостей. Редактор — от латинского «redigere, redactum» — это, в буквальном смысле, тот, кто восстанавливает, возвращает нечто в исходный вид. Но все эти переписыватели не столько воссоздали изначальный утраченный текст, сколько сложили мозаику из груды обломков. Возвышенный Исаия (или, точнее, три автора, объединенные под этим именем) втиснут рядом с сатирой на нравы пророков (Книгой Ионы); честные заверения Книги Притчей в том, что праведник никогда не останется без средств к существованию, соседствуют с историей садистского наказания, которое необъяснимым образом постигает праведного Иова (впрочем, получившего в порядке компенсации 14 000 овец). Как воскликнул в полном отчаянии один мой приятель-богослов, «да все это просто к чертовой матери отредактировали!»

Склеп гипотетических авторов, катафалк несовместимых текстов… Да, Библия — это библиотека, но такая, от которой остались лишь руины.

© Stuart Kelly. The Book of Lost Books. New York: Viking, 2005.
© Перевод: Анна Блейз, 2007

Tags: lost books
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments