Category: природа

Sandy

Thesaurus Deorum - Сокровищница Богов

Thesaurus Deorum - Сокровищница Богов

"Освобождение от уз": 9-дневная практика Локи
Автор: Дагульф Лофтсон (с). Перевод: Анна Блейз (с). Иллюстрация: Марис Пай (с)
http://northern.thesaurusdeorum.com/lokipractice/I560

Эту практику нужно выполнять в течение 9 дней подряд, в идеале по ночам. В северных мистериях число 9 ассоциируется с инициацией, смертью и возрождением. Каждый день практика начинается с призывания одного из хейти (священных имен) Локи. Далее следует сидячая медитация, а за ней — магическое действие, призванное перенести во внешний мир то, что было пережито в медитации. Цель практики — выявить в себе ту часть, которая долгое время оставалась скрытой, опороченной или отвергнутой, подобно тому как сам Локи был скован и изгнан богами (согласно «Перебранке Локи» и «Видению Гюльви»). Это может быть какая-то неприятная часть вашего прошлого, какая-то сторона вашей личности (хорошая или плохая), которую вы не желаете принимать, или какой-нибудь подавленный талант. Источник истинной силы — принятие и интеграция всех составляющих нашей сущности. Отрезать и выбросить часть своей личности, которую вы рассматриваете как табуированную или нежелательную, — значит, отсечь себя от потенциального источника собственной силы. Эта практика поможет вам выявить в себе такие «отрезанные» части и воссоединиться с ними, после чего их можно будет преобразовать и использовать себе во благо.

Что вам понадобится:
1 свеча средних размеров — символ присутствия Локи. Цвета Локи — оранжевый, красный, желтый, черный и зеленый.
3 маленькие белые свечи, на которых нужно будет вырезать руны.
1 нож или кинжал, достаточно острый, чтобы перерезать ленту.
1 черный маркер
1 красная лента, достаточно широкая, чтобы на ней можно было сделать надпись, и достаточно длинная, чтобы можно было разрезать ее на три равные части.
1 рог, чаша или другой сосуд для питья по вашему выбору.
1 булавка или другой острый предмет, чтобы вырезать руны на свечках.
1 закупоренная бутылка меда, вина или другого напитка по вашему выбору.
Ланцеты или другие острые предметы, при помощи которых можно будет взять немного крови.
Небольшой железный котелок или огнеупорная емкость, в которой можно будет сжечь ленту.
Для практики 7-го дня при желании можно использовать бормашину с насадкой для гравировки по металлу.

День 1

Призывание:
Зажгите свечу, символизирующую присутствие Локи, и произнесите следующее призывание:

Хвала тебе, Инбунди-Ас, скованный бог под землей! Я призываю тебя, говорящий суровую правду, чтобы дать нам свободу от уз!
Я иду к тебе со смирением, чтобы постичь тайны своего «я».

Каждый день, как только прочтете призывание, обнесите горящую свечу вокруг того места, где будете работать: так вы освятите ритуальное пространство. Древние скандинавы часто обращались к огню как к очистительной силе.

Медитация:
Вы оглядываетесь вокруг и видите, что стоите на серой скале над океаном. Погода холодная; волны яростно бьются о скалы, обдавая вас брызгами холодной, соленой воды. Солнца не видно — все небо затянуто плотными серыми тучами. Ветер налетает могучими порывами, треплет волосы и одежду. Вы понимаете, что надо поскорее найти укрытие. Вы снова окидываете взглядом унылый, бесцветный пейзаж — и замечаете невдалеке темное отверстие пещеры, выходящей в сторону моря. Вы бредете туда, спотыкаясь о камни и сражаясь с неистовым ветром. Добравшись, наконец, до входа в пещеру, вы заглядываете внутрь. Перед вами — темный туннель, полого уходящий вниз. Затаив дыхание, вы начинаете спускаться — осторожно, ощупью, все глубже и глубже.
Вы довольны, что наконец укрылись от ветра и холода. Но тут из глубины пещеры до вас доносится отголосок дальнего крика, от которого кровь стынет в жилах. Внезапно земля начинает трястись, да так, что вы едва не валитесь с ног. Но так же неожиданно землетрясение прекращается. Вы боитесь того, что ждет вас впереди, но все-таки продолжаете спускаться. Проходит еще немного времени, и туннель раскрывается в большую темную пещеру. Вы делаете шаг вперед — и в лицо вам ударяет волна зловония: пахнет чем-то кислым и едким, горелым мясом и засохшей кровью. Вы едва не задыхаетесь… но этот запах — ничто по сравнению с тем, что открывается вашим глазам, когда вы проходите глубже в пещеру.
Там, на трех больших, неровных камнях растянут мужчина. Он обнажен, и какая-то странная, кроваво-красная веревка туго обвивает его тело тремя витками: вокруг плеч, вокруг бедер и коленей. Его длинные светло-рыжие волосы испачканы кровью, а сам он изнурен и бледен. Даже издалека вы замечаете, что его лицо, когда-то наверняка очень красивое, покрыто красными волдырями. Он дрожит всем телом — то ли от холода, то ли от боли. Над ним стоит женщина — печальная и измученная. От ее одежды остались одни лохмотья, земляничного цвета волосы пронизаны седыми прядями. Поначалу вы принимаете ее за старуху, но, подойдя ближе, с ужасом понимаете, что она еще очень молода, несмотря на седину в волосах и глубоко запавшие глаза. Вы замечаете, что сверху, с потолка пещеры падают какие-то зеленые капли. Поднимаете глаза — и видите гигантскую черную змею, что обвилась вокруг мертвых сухих корней, сплетающихся на каменном потолке. Яд с ее огромных клыков капает в подставленную чашу, которую женщина держит на вытянутых руках.
Мужчина, распростертый на камнях, ловит ваш взгляд. Его глаза из-под воспаленных, красных век пронзительно сверкают зеленым. Мужчина дергает головой — дает вам знак подойти ближе. И вы подходите, преодолевая отвращение и жалость. Хриплым, слабым голосом он говорит вам:
«Это боги заточили меня здесь, после того как я высмеял их на пиру у Эгира. Им не понравилось, что я вытащил на свет все то, что они скрывали во тьме своего лицемерия, гордыни и мнимого всевластия. Они подумали, что смогут отделаться от своих недостатков, если отделаются от меня — вышвырнут меня из Асгарда прочь и привяжут здесь, в темноте. Но попытавшись укротить мой огонь, они лишь стали слабее. Они держат меня здесь, в оковах, — точь-в-точь как ты держишь в оковах свет правды о самом себе. Ты сам сковал свой внутренний огонь, силу своего божественного Я. Ты спрятал те части себя, которые не хочешь никому показывать; ты лжешь сам себе и притворяешься кем-то другим, кто на тебя не похож. Но ты никогда не обретешь истинной силы, пока не примешь себя целиком. И тогда всей полнотой своей воли ты воспламенишь огнем и преобразишь свой мир. Освободишь ли ты меня от этих уз? Сожжешь ли свое привычное “я” на погребальном костре, чтобы на его месте родилось нечто большее?»

Магическое действо:
Сегодня просто подумайте о том, готовы ли вы впустить бога перемен в свою жизнь, чтобы он помог вам преобразиться. Многие люди сначала просят о переменах, а потом, устрашившись, проклинают эти перемены и того, кто принес их. Готовы ли вы принять ответственность за себя и последствия своих поступков? Готовы ли вы увидеть себя в истинном свете?

День 2

Призывание:
Зажгите свечу, символизирующую живое присутствие Локи, и произнесите призывание:

Хвала тебе, Ве, священный огонь очищенья и свет, открывающий правду!
Освети мою тьму, чтобы я смог увидеть, что я скрываю от всех и, главное, от самого себя!

Обнесите горящую свечу вокруг рабочего места.

Медитация:

Вы снова стоите в темной пещере, рядом со связанным богом и его женой. Вы видите, как она измучена. Она держит над его головой деревянную чашу; руки ее дрожат, но не опускаются. Капли яда шипят и дымятся, падая в чашу. Богиня кивает вам, чтобы вы подошли ближе. По сравнению с вами она кажется совсем маленькой и хрупкой, но за видимой слабостью чувствуется глубокая внутренняя сила — словно огонь, тускло мерцающий сквозь тьму.
«Посмотри в это зеркало и скажи мне, что ты видишь».
Она слегка наклоняет чашу, и вы видите собственное отражение в ядовитой зеленой влаге.
«Кого ты держишь здесь связанным?»
Ваше отражение идет волнами, искажается и преображается. И вот уже из чаши на вас смотрит та часть вашего «я», которую вы пытаетесь скрыть от всего мира и потому изгнали во тьму своего бессознательного. Что это за человек? Сильный он или слабый? Добрый или жестокий? Храбрый или трусливый? Хорош он или плох — неважно: все равно это отвергнутая часть вашего «я», на которую вы возложили вину за все несчастья в вашей жизни.

Магическое действо:
Возьмите бутылку меда, вина или другого напитка и черный маркер. Обозначьте каким-нибудь именем ваше теневое «я» или отвергнутую часть и напишите это имя рунами на бутылке. Возьмите ланцетом немного крови и уроните по капле на каждую из рун, выпевая при этом имя руны, чтобы пробудить ее. Поставьте бутылку; откупоривать ее не надо.

Читать дальше: http://northern.thesaurusdeorum.com/lokipractice/I560

Posted by Анна Блейз on 14 ноя 2017, 14:32

from Facebook
яйцо горгульи

Племена Богини Дану, 2

Из книги Питера Смита "У.Б. Йейтс и Племена Дану".

Чары железа

То, что Туата Де Данаан населяли Ирландию до прибытия кельтов, не требует доказательств. То, что сиды предшествовали самим Туата Де Данаан, представляется мне более чем вероятным. Скорее всего, они и составляли подлинное коренное население Ирландии. Таким образом, первые впечатления о Туата Де Данаан принадлежали сидам. А если сиды и впрямь были настолько примитивным племенем, как я предположил, то произвести на них впечатление было нетрудно. И, по-видимому, самым поразительным из достоинств Туата Де Данаан оказалось для них владение железом. В Первой битве при Мойтуре Брес, герой Туата Де, и Сренг, герой Фир Болг, осматривают копья друг друга. У Сренга копье крепкое и тяжелое, с режущей кромкой, но без острия; у Бреса — тонкое и заостренное. Несмотря на то, что прямо об этом не сказано, у Сренга копье, скорее всего, с каменным наконечником, а у Бреса — с железным [1]. Если так, то мы, фактически, наблюдаем встречу двух веков: железного и каменного. И несмотря на то, что в роли людей каменного века здесь выступают Фир Болг, в действительности Фир Болг более историчны, чем Туата Де, и потому едва ли появились в Ирландии раньше последних, что бы ни утверждала на сей счет «Книга захватов» [2]. Поэтому не исключено, что Фир Болг здесь попросту перепутаны с сидами.

О том, насколько сильное впечатление произвело железо на этих людей каменного века, свидетельствуют связанные с железом суеверия, сохранившиеся вплоть до наших дней. Относительно ранний пример подобных суеверий обнаруживается в сюжете под названием «Волшебная пещера Кешкоррана». В прозаической версии этой сказки Конаран, сын Имиделя, король Туата де Данаан, населяющих местность Кешкорран, гневается на фениев, которые охотятся на его землях, и посылает трех своих дочерей отомстить Финну. В пользу моей теории о местах обитания Туата Де здесь говорит то, что три эти ведьмы селятся не в рате, а в горной пещере. У входа в эту пещеру «на трех кривых и сухих ветках падуба повесили они столько же заколдованных язычески мотков пряжи и стали разматывать их против хода солнца». Пройдя под этими мотками, Финн и Конан лишаются силы, и колдуньи без труда хватают их и связывают по рукам и ногам. Примечательно, что одну из ведьм зовут Иаран, то есть «железо» [3]. В поэтическом варианте этого сюжета железо становится главным мотивом. Ведьмы здесь не развешивают пряжу, а водружают на шесты «сизое, злое железо волшбы». При этом уже не требуется никаких других магических процедур, наподобие движения против хода солнца, упомянутого в прозаической версии [4]. Таким образом, железо здесь, с одной стороны, отчетливо ассоциируется с Туата Де Данаан, а с другой — наделяется губительными свойствами.

Collapse )
Дева Озера

Зачарованный Геройд Ярла

Этот персонаж вскользь упоминался в связи с Анье, а между тем он и сам по себе очень любопытен. О нем есть сказка, здесь: http://www.nskazki.nm.ru/irl/9.html - простая, в общем-то, совсем, и ничего в ней особенного с фабульной точки зрения не происходит: в первой части - стандартное нарушение гейса, во второй - после того как Геройд Ярла делает нам ручкой... то бишь крылышком... короче, отбывает в мир иной - настолько же стандартное "посмертие" всех хольгеров датчан(инов), мерлинов, мгеров и прочих спящих красавцев не-отроков-но-мужей. Однако же история Геройда неким образом волшебнее (=реальнее) многих, кто ее знает почему. И в детстве так ощущалось, и сейчас, после многих прочтений, до сих пор эти птичьи звуки слышатся почти физически - щебет, шум крыльев, и крик ястреба, и женский крик. И осязаемый, настоящий порыв ветра.

Так что вот несколько историй про Геройда Ярлу, волшебника-полуфэйри. И сначала - собственно история в прямом смысле, поскольку прототип героя этой сказки - персонаж исторический.

Collapse )
Этайн

"Кельтские мистерии" Йейтса: Замок Героев - 1

Решила немного отвлечься от технической стороны дела и выложить несколько открытых постов по истории работы Йейтса над "кельтскими мистериями".
История эта начинается с Замка Героев и одной печальной легенды о гордости, любви и злом языке.

Замок Каррик, принадлежавший предводителям ирландского клана Макдермотов (XI—XV вв.), стоял на Замковом острове (Касл-айленд) — одном из тридцати трех островов на озере Лох-Кей (графство Роскоммон). Это чрезвычайно живописное место; во второй половине XVIII века писатель Артур Янг отзывался о нем как об «одном из самых восхитительных пейзажей, какие мне только доводилось созерцать»; и свою уникальную красоту оно сохранило по сей день.



С 1041-го года на Замковом острове вели многовековые «Хроники озера Лох-Кей», а на соседнем острове Троицы были составлены «Хроники Бойла». Обе летописи повествуют о бесчисленных сражениях на берегах и островах озера: Макдермотам то и дело приходилось противостоять захватчикам из враждебных кланов. Кроме того, озеро славилось как монастырский центр: аббатство Троицы (Тринити) на одноименном острове было единственным в Ирландии монастырем белых каноников (норбертинцев, или премонстратов, — ордена, основанного во Франции святым Норбертом в XII веке), а на Церковном острове (Черч-айленд) по сей день сохранились фронтон и врата церкви кельтского монастыря IX века.



В местном фольклоре бытует легенда о несчастных влюбленных из двух враждующих кланов. Действие ее относится к XVII веку, ко времени правления английского короля Карла II (1660—1685). У последнего вождя Макдермотов, жившего в то время, была прекрасная златоволосая дочь по имени Уна Ван (Уна Прекрасная), которая полюбила Томаса Лэдира (Томаса Сильного), обедневшего потомка клана Маккостелло, некогда воевавшего с Макдермотами. Узнав об этом, отец Уны, прочивший ее за богатого жениха, заточил ее на Замковом острове. Девушка чахла от тоски, и пошел слух, что она умирает.

Наконец, старый Макдермот сдался и позволил Томасу навестить ее. Уна встретила его с великой радостью, но была так измучена, что не смогла даже поговорить с ним и сразу уснула от облегчения. Щадя ее доброе имя, Томас покинул замок и, не торопясь, поехал прочь: он был уверен, что Макдермот снова пошлет за ним, но сопровождавший его слуга не уставал твердить, что старик, верно, передумал. В конце концов, Томас не стерпел и воскликнул, что ноги его больше не будет в доме Макдермотов, если не пошлют за ним прежде, чем он переправится через речку Доногью.

Он прождал на середине брода полчаса, но вестника все не было видно. Наконец, слуга сказал ему: «Ну не чудно ли, что такой благородный господин мерзнет посреди брода ради какой-то женщины, будь она хоть самая раскрасавица на всем белом свете? Видать, совсем невелика ваша гордость, раз вы позволяете так над собой надсмехаться». «Твоя правда», — ответил Маккостелло и направил коня к дальнему берегу. Когда брод остался позади, их наконец нагнал вестник от Макдермотов. Томас пришел в ярость и убил дурного советчика ударом кулака, но нарушить данную клятву и вернуться к Уне уже не мог.

Вскоре Уна умерла. Ее похоронили на острове Троицы. Убитый горем Томас каждую ночь приходил к ней на могилу, добираясь до острова вплавь, и в конце концов простудился и умер. На смертном одре он обратился к отцу Уны с мольбой похоронить его рядом с возлюбленной, и тот не смог отказать. По преданию, на их могилах выросло два розовых куста или, по другой версии, два ясеня, ветви которых переплелись между собой. (Забавно, что в современных описаниях острова утверждается, что эти кусты — или эти деревья! — сохранились по сей день.)

В 1896 году Йейтс написал рассказ «Гордый Костелло, дочь Макдермота и злой язык» по мотивам этой легенды, использовав несколько иную версию. (Кстати говоря, образ двух деревьев на могилах влюбленных встречается и в других его произведениях, в частности, в поэме «Байле и Айлин» на сюжет другого, более древнего ирландского предания.) Сам рассказ не знаю в чьем переводе можно прочитать здесь: http://www.gothic.ru/literature/classic/prose/yets/costello.htm или, в переводе В. Михайлина, в сборнике «Кельтские сумерки» (http://www.ozon.ru/context/detail/id/140159/).

(с) Анна Блейз

(продолжение следует)
снейп2

А вот и практическая алхимия...

В 1960-1984 гг. в мормонском штате Юта действовало "Исследовательское общество Парацельса" (ИОП), самым серьезным образом занимавшееся практической лабораторной алхимией. Возглавлял его Брат Альберт (Frater Albertus), он же доктор Альберт Рихард Ридель, а среди учеников был довольно известный физик Джозеф Лисьевски, друг покойного Израэля Регарди. Сейчас Лисьевски исследует проблемы путешествий во времени, а также, по-видимому, продолжает пытаться изготовить гомункула (в начале 80-х у него якобы получились нуммулиты искусственные созданные ракообразные зверьки неопределенного пола биологического вида).
Про гомункула же выясняются ужасные вещи. Маму ему заменяет серая нитевидная масса, кою добывают из дождевой воды, собранной в грозу (Лисьевски опубликовал научную статью о проблемах сбора оной воды в промышленных количествах), а папу - сам алхимик. Поэтому изготовление гомункула есть сугубо мужское Делание.
Но самое ужасное - то, что алхимику, успешно породившему гомункула, предстоит наделить оного смыслом жизни, ибо сам малютка оным от природы не обладает...
Под катом - отрывок из статьи Лисьевски о его обучении в алхимической школе при ИОП, о получении "Растительного Камня" (младшего братца Философского камня, умеющего за считанные часы выделять из любого растения полезные для здоровья Серу, Ртуть и Соль), а также о вышеупомянутом Делании нуммулитов рачков из серой нитевидной массы.
Collapse )
Дева Озера

страшный зверь конь

Довольно часто водяные-нэккен принимают облик речных лошадейбекахестен (Bäckahästen, от шведск. Bäcka — «река, ручей, поток» и Häst — «лошадь»), очень похожих на шотландских келпи.





Нэкка, обернувшегося прекрасным белым или серым конем, можно встретить на берегу реки, чаще всего в туманную погоду, как это изображено на картине Теодора Киттельсена:





Collapse )

Эндимион

Никсы. Нэкк - скандинавский водяной

Итак, никсы (Nix, Nixe). В широком смысле слова — все германо-скандинавские водяные и водяницы, какие только есть.
Э-э-э… много картинок :)
Collapse )





Collapse )
Да... к никсам будем возвращаться еще некоторое время. Раза три-четыре :)
mymla

Хульдры, или Про хвост

В Южной Швеции и Дании представления о «скрытом народце» во многом смыкаются с поверьями о троллях. Нечто среднее между ландветтир (духами земли) и троллями представляют собой (от råda — «править»). Это сверхъестественные существа (чаще всего женского пола), охраняющие определенную местность или объект: лес, озеро, рудник, колодец, хутор, мельницу и т.д.

Collapse )
!UPD! - под катом еще новые картинки.